KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

К американо-саудовским отношениям

К американо-саудовским отношениям

12.01.2017

         Американо-саудовские отношения установились во время Второй мировой войны. 18 февраля 1943 года Президент США Рузвельт заявил: «Защита Саудовской Аравии является жизненно важной для Соединенных Штатов Америки».
Исследователи считают, что встреча Президента США Рузвельта с саудовским королем Абдель Азизом ибн Саудом, когда он возвращался на борту крейсера «Quincy» с Ялтинской конференции 1945 года, заложила основу для стратегического сотрудничества, гарантирующего поставки саудовской нефти Соединенным Штатам и их союзникам в обмен на защиту Вашингтоном саудовского режима.
За прошедшие 70 лет договоренность о защите в обмен на поставки нефти по льготным ценам сохранялась. Хотя время от времени и наблюдались разногласия. Час Фриман-младший, бывший посол США в Эр-Рияде (1989-1992гг.) во время первой войны в Персидском заливе, говорил: «В прошлом мы могли рассчитывать на саудовцев, по крайней мере в том, что они не будут противостоять политике США, а в большинстве случаев и поддерживать ее…».


В принципе внешнюю политику Саудовской Аравии можно характеризовать как «осторожное молчание», поскольку она склонна к двусмысленности и непрозрачности. Саудовская дипломатия обычно предпочитает прибегать к секретности и избегать конфронтации, близка к уклончивости и извилистости, далека от прямых методов.
Саудовское руководство считает, что эти методы являются самыми безопасными в отношениях с его региональным окружением, полным противоречий и далеким от стабильности. Поэтому оно всегда прокладывало дорогу для своего долгосрочного союзника – Соединенных Штатов Америки, которые захватывали инициативу и преследовали свои интересы на Ближнем Востоке в большинстве случаев с согласия Саудовской Аравии.
Однако в последнее время подобная гармония выглядит менее устойчивой и больше не существует в прежней форме. Все громче слышны недовольства высокопоставленных саудовских официальных лиц, а интересы альянса двух стран подвержены риску. Поэтому госсекретарь США Джон Керри совершил экстренную поездку в Эр-Рияд в ноябре 2015 года, в ходе которой он встретился с королем Абдаллой, министром иностранных дел Саудом аль-Фейсалом и рядом саудовских официальных лиц. Однако Керри не удалось положить конец отчуждению между двумя странами.
Американский журналист Дэвид Игнатиус писал в газете «Washington Post» о трещине в американо-саудовских отношениях: «Они ухудшаются уже более двух лет, как автокатастрофа в замедленной съемке». Другие американские исследователи идут еще дальше. Они считают, что отчуждение началось с вторжением в Ирак (2003 г.), последствием которого явилась передача Джорджем Бушем-мл. власти там шиитскому большинству, что оказалось, вероятно, самым большим стратегическим поражением, которое потерпело Королевство за последние десятилетие.
Саудовцы не скрывали своей ярости по поводу событий «арабской весны», которые изменили баланс сил в регионе. Падение президента Египта Мубарака (2011г.) явилось для них невосполнимой утратой, они рассматривали его режим как необходимый для поддержания баланса ввиду роста иранского влияния (в региональном плане для саудовцев оппонентом больше является Иран, влияние и экспансию которого королевство старалось ограничить).
Разногласия между Эр-Риядом и администрацией Б.Обамы расширились. Они полагали, что США недооценили риски и последствиями, создаваемые «арабской весны». Более того, американцы не приняли в расчет интересы саудовцев, испытывавших разочарование от такого отношения.
В период после свержение Мубарака саудовцы и США так и не достигли понимания по Египту. Эр-Рияд был удивлен тем, что администрация Обамы оказала поддержку «Братьям-мусульманам» после свержения Мубарака, рассматривая это как «большой грех» в связи с тем, то приход «Братьев-мусульман» к власти создавал опасность для саудовской монархии. Эта угроза объяснялась с одной стороны, существованием внутри королевства радикальных сил, поддерживающих «Братьев-мусульман», а с другой – власть «Братьев-мусульман» в Египте являлась вызовом для саудовцев, так как они предлагали другую интерпретацию ислама.
После объявления 24 ноября 2015 года в Женеве о соглашении по ядерной программе Ирана, достигнутом между «шестеркой» и ИРИ, саудовское разочарование относительно администрации Обамы достигло критической степени. Возможно, больше всего возмутило саудовское руководство то, что оно оказалось в положении «обманутого мужа», поскольку процесс секретных переговоров между американцами и иранцами проходил у них за спиной. Еще больше Эр-Рияд возмущало, что переговоры проходили в Омане, стране, которая считается их партнером. Однако американские союзники и партнеры отнеслись к Саудовской Аравии так же, как и ко всем остальным странам.
Вероятно поэтому саудовское руководство отказалось от тактики «осторожного молчания» и решилось публично заявить о своем недовольстве относительно подходов администрации Обамы. Первые признаки новой ориентации саудовцев появились в начале октября 2015 года на Генеральной Ассамблее ООН, когда министр иностранных дел Саудовской Аравии принц Сауд аль-Фейсал отказался выступить. Демонстративный и беспрецедентный шаг в истории ООН Эр-Рияд предпринял 18 октября 2015 года, отказавшись от места непостоянного члена Совета Безопасности. Это стало сюрпризом для Нью-Йорка, поскольку последние три года саудовцы вели интенсивную кампанию за получение такого места.
В связи с этим газета «Wall Street Journal» и агентство «Рейтер» процитировали европейских дипломатов, заявивших, что глава разведки Саудовской Аравии принц Бандар бин Султан сказал им, что Эр-Рияд собирается провести «существенное изменение» в отношениях с Вашингтоном в знак протеста в связи с отсутствием эффективных действий по части Сирии. Судя по сообщению, принц Бандар был намерен снизить существующее сотрудничество с ЦРУ по подготовке сирийских мятежников и работать с другими союзниками, такими как Франция и Иордания.
Выбранный момент для такого послания американцам, а также способ, которым оно было сделано, позволяют отметить следующее. Оно было сделано накануне предстоящей встречи в Париже между госсекретарем Дж.Керри и саудовским коллегой принцем Саудом аль-Фейсалом 21 октября 2015 года. А способ оглашения отразил растущее сотрудничество Саудовской Аравии и Франции.
В свою очередь, и принц Турки аль-Фейсал (в прошлом посол в Вашингтоне и глава саудовской разведки в 1979-2001гг.), решил отправить свой мессидж уже с американской территории, выступая на ежегодной конференции арабских и американских политиков 22 октября и в американских СМИ, и дав «Washington Post» 4 ноября 2015 года, в котором отметил, что политика Обамы по отношению к Сирии и Ирану «неправильна и вызывает разочарование».
Эти заявление отражают растущую пропасть между официальными лицами Саудовской Аравии и администрацией Обамы. По всему видно, что структура отношений между Вашингтоном и Эр-Риядом изменилась. Более того, США стали глобальным производителем энергии, что сводит к минимуму их зависимость от саудовской нефти, и Штатам больше не нужно поддерживать отношения с королевством такими, какими они являлись в течение десятилетий.
Среди американских политиков растет убеждение, что их приоритеты отличаются от саудовских, что интересы двух стран стали далеки от гармонии. Например, если Вашингтон поставить перед выбором между предотвращением получения Ираном ядерного оружия и саудовским влиянием в регионе, то приоритетом США, без сомнения, явится предотвращение появления у иранцев ядерной бомбы. С другой стороны, американские официальные лица в общем не удовлетворены «исламской моделью» в Саудовской Аравии, которую она стремится распространить через различные исламские группировки во многих странах без учета американского прагматического подхода, который предполагает привлечение усилий этих групп, когда в этом есть необходимость.
Хотя официальная позиция США по отношению к королевству и была спокойной, некоторые неофициальные представители американкой элиты (представители СМИ, ученые, академики, эксперты научно-исследовательских центров, бывшие сотрудники администрации США) выступали весьма жестко.
В этой связи можно упомянуть статью Фарида Закария (известен своими тесными связями с Госдепартаментом, ведущий еженедельной программы телеканал CNN) в журнале «Time» 11 ноября 2013 года под заголовком «Саудовская Аравия злится? Надо же!». Передовая начинается с подзаголовка «Почему нас не должно интересовать, что одна из самых безответственных стран недовольна США», и далее: «Если бы присуждалась премия за самую безответственную внешнюю политику, она, безусловно, была бы отдана Саудовской Аравии. Что бы и кто бы ни думал о подходе администрации Обамы к региону, последним было бы мнение дома Саудов».
Закария также процитировал Стюарта Леви, одного из руководителей американского Министерства финансов, заявившего в 2007 году телеканалу ABC: «Если бы я мог щелчком своих пальцев прекратить финансирование какой-нибудь страны, то это была бы Саудовская Аравия. Это государство в высшей степени несет ответственность за подъем исламского радикализма и воинственности по всему миру. В последние четыре десятилетия огромное нефтяное богатство королевства использовалось для поддержки экспорта экстремистской, нетерпимой и насильственной версии ислама, исповедуемой ее духовенством».
Ссылается Закария и на бывшего министра юстиции Пакистана Икбала Хайдера, говорившего в 2012 году: «Нет сомнения, что Саудовская Аравия поддерживает ваххабитские группировки по всему Пакистану».
В свою очередь исследователь Института Катона, ранее работавший в администрации Рейгана в качестве специального помощника президента, Дуг Бандо опубликовал на сайте «Хаффингтон пост» статью, в которой отметил: «Эр-Рияд возмущен Вашингтоном потому, что считает, что администрация США недостаточно поддерживает тиранию и войны на Ближнем Востоке».
Касаясь неудачной кампании, организованной саудовцами для влияния на Вашингтон, и попытки подтолкнуть его к более тесной работе с ними, Бандо отмечает: «Американцам не следует беспокоиться, что всесильные элиты Саудии, которые привыкли покупать все что захотят, расстроены, что они больше не в состоянии легко купить услуги Вашингтона. Напротив, администрации Обамы необходимо говорить иностранным друзьям США, что Вашингтон работает на интересах коррумпированных диктаторов». В завершении пишет: «Президент Обама заслуживает поздравления за отказ изменить американскую политику в интересах королевского клана Эр-Рияда. Вашингтон, возможно, не сможет прекратить саудовскую поддержку тирании и войнам, но он, безусловно, не должен помогать им в этом».
Кори Шейк (ранее занимала должности в Пентагоне, Совете национальной безопасности, Государственном департаменте, играла важную роль в президентской кампании республиканского кандидата Джона Маккейна в 2008 году) опубликовала свою статью в журнале «Форин полиси» под заголовком «Саудовская Аравия недовольна. Ну что?». Шейк пишет: «Саудовцы недовольны — это не признак ошибочности политики США. Политика администрации Обамы ошибочна, но не в том, на что указывают саудовцы. Проведение политики США в соответствии с пожеланиями Саудовской Аравии, вероятно, создавало бы Ближний Восток еще в меньшей степени соответствующий интересам Соединенных Штатов, чем то, который мы имеем в результате неумелых действий администрации Обамы… Саудовская Аравия хочет видеть Ближний Восток таким, который отличается от того, который хотим мы. Саудовцы выступают против демократии, против свободы прессы, против свободы веры и верований, отличающихся от ислама. Они выступают против равноправия женщин перед законом, они против того, что личность имеет права и передает их правительству только в ограниченном виде и для ограниченных целей. Саудовская Аравия не только противник основных ценностей американского общества, но и финансирует и вооружает некоторых наиболее воинственных оказали поддержку джихадистов в Сирии. Такой модели они хотели бы повсеместно в регионе».
Каковы же варианты поведения Саудовской Аравии относительно к Соединенным Штатам? Если внимательно изучить реальность партнерства между двумя странами, станет понятно, что оно неравное. Саудовская сторона более слаба в этих отношениях, и она не в состоянии диктовать условия, и, следовательно, ее варианты ограничены или вообще не существуют.
Именно в таком ракурсе цитируется принц Бандар бин Султан, сказавший, что его страна намерена снизить уровень отношений с США под предлогом, что она не хочет быть в зависимости от Вашингтона. Однако королевству, которое в течение долгих десятилетий поддерживало крепкий союз с США, трудно найти новых мощных союзников. Возможности выбора ограничены Китаем, Россией и Европейским союзом. А поскольку последний представляет собой широкую группировку из 28 стран, речь может идти о Франции и Англии.
Очевидно, что саудовско-китайские отношения продемонстрировали в последние годы быстрый рост. Однако не похоже, чтобы интенсивность экономических отношений сопровождалась адекватным развитием политических отношений. Возможность развития отношений между Эр-Риядом и Пекином осложнена тем, что страны имеют противоположенные позиции по сирийскому кризису. Напряженность, существующая в китайском Синьцзян–Уйгурском автономном районе, также поддерживает у китайского руководства настороженную позицию в отношении саудовской правящей семьи, а тесные связи Пекина с Тегераном, в свою очередь, вызывают настороженность у правителей Эр-Рияда.
В отличие от Китая Россия является экспортером нефти. Экономические отношения между Москвой и Эр-Риядом ближе к конкуренции, чем к взаимозависимости. Однако Саудовская Аравия, стремящаяся диверсифицировать свои связи, больше заинтересована в России как источнике поставок оружия. Об этом шла речь во время двух визитов принца Бандара бин Султана в Москву во второй половине 2013 года (по некоторым оценкам, величина обсуждавшихся сделок составляет $12 млрд.). При этом после террористических акций в Чечне трудно преодолеть глубокую пропасть между Москвой и Эр-Риядом.
По словам советника саудовского правительство Навафа Обейда, Франция и Великобритания остаются в авангарде этих «вариантов». Отношения с Англией имеют большую историю, но с Францией они сейчас в наилучшей форме. Ярким подтверждением этого являются военные сделки Эр-Рияда с Парижем (согласно последнему докладу, представленному французскому парламенту о поставках оружия, Саудовская Аравия остается главным оружейным клиентом Франции с 2003 по 2014 годы с объемом поставок почти €7 млрд).
Таким образом, в ближайшие десятилетия для Саудовской Аравии альтернативы Соединенным Штатам не наблюдается. Несмотря на то, что доверие королевской семьи к Вашингтону пошатнулось, американо-саудовский тандем будет все же ведущим политическим вектором в регионе.

Jurgen
27.07.2019 в 17:55 - Ответить

Это действительно радует меня.

Оставьте свой комментарий к статье:

Рекомендуем прочитать

«Қорғансыздың күнінен» Жолдауға дейін

Қазақстан Республикасының Президенті Қ-Ж.Тоқаевтың халыққа алғашқы Жолдауының түпкілікті мәні еліміздің тұрақтылығы мен өркендеуінің негізі – сындарлы қоғамдық диалог екендігін жеткізуді мақсат тұтқаны айқын...

«Тихая» американо-иранская война превращается в «Восстание в Ираке»

Последние четыре дня показали, что продолжающаяся американо-иранская война сильно затрагивает весь регион. Это теперь очевидно в Ираке, где более 105 человек были убиты и тысячи ранены в ходе демонстраций, охвативших...

Капкан для Эрдогана

10 октября 2019 года после официального объявления о начале операции турецкие ВВС начали наносить удары по курдским позициям на сирийско-турецкой границе.  Цель операции - создание на севере Сирии буферной зоны, которая...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока