KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

К ситуации в Ираке

К ситуации в Ираке

12.03.2017

Ирак после вторжения США в 2003 году и захвата в июне 2014 года террористами ДАИШ (ИГИЛ, «Исламское государство», ИГ) части иракской территории превратился в арену военно-политического соперничества мировых и региональных государств.

Политический вакуум, возникший с 2013 года из-за разногласий между иракскими политическими группировками по поводу назначения нового премьер-министра, позволил боевикам «Исламского государства» достичь быстрого успеха и захватить ряд городов и районов Ирака.

Из-за политического кризиса официальный Багдад в первый год активизации ИГ в стране не предпринял каких-либо серьезных мер по противодействию боевикам и распространению их идеологии, угрожавшей безопасности и территориальной целостности Ирака. Только во второй половине 2015 года началось более активное противостояние. Но кардинальную борьбу с ДАИШ спланировали и стали реализовывать в 2016 году в виде операций по освобождению провинции аль-Анбар.

На текущий момент наиболее важной задачей для Сил народной мобилизации Ирака (СНМ) является операция по освобождению Мосула, административного центра северной провинции аль-Анбар, начавшаяся 17 октября 2016 г. по приказу премьер-министра Ирака Хайдера аль-Аббади. Битва за Мосул продолжается уже шестой месяц, сопротивление боевиков оказалось сильнее, чем предполагалось.

Однако, так называемая «мощная оборонительная стратегия» ИГ не главное. Имеются несколько иные причины затягивания с крупномасштабной операцией по освобождению административного центра. Преимущественно это вопрос управления Мосулом после ДАИШ, поскольку каждый из внутренних и внешних игроков имеет особую позицию.

По мнению экспертов, ситуация вокруг Мосула после освобождения города от ИГИЛ может обостриться из-за столкновения интересов сразу нескольких ключевых участников коалиции, в частности шиитской милиции и курдской «Пешмерги», протурецки настроенных туркменских подразделений на севере и западе от Мосула, иракского правительства и руководства иракского Курдистана. Возможно обострение политического конфликта в стране, который уже ранее доходил до уличных столкновений в Багдаде весной и летом 2016 года, когда шиитские радикальные организации (Организация Бадра, сторонники радикального шиитского проповедника Муктады ас-Садра) блокировали центральные районы столицы с требованиями политической отставки правительства.

Кроме того, эксперты полагают, что избранная модель управления Мосулом после ликвидации джихадистов может быть распространена и на весь Ирак. Поэтому освобождение Мосула можно назвать прекращением «Исламского государства» в Ираке, но не самого существования группировки в целом. ДАИШ после освобождения Мосула ослабнет, но не исчезнет.

США являются основным надрегиональным игроком, принимающим участие в операции по освобождению Мосула. Штаты в 2003 г. вторглись в Ирак для свержения саддамовского режима, но после решительных протестов правительства Нури аль-Малики были вынуждены покинуть иракскую территорию к концу 2011 года. Однако это не соответствовало долгосрочным интересам американцев.

Вашингтон искал новый повод для возвращения в Ирак и такая возможность появилась с созданием ИГИЛ. Исходя из этого существует мнение, что захват Ирака джихадистами стал возможным из-за предательства отдельных внутренних элементов при координации с США.

Вне сомнений, что благоприятным фактором присутствия США в Ираке под военным прикрытием является смена поколения силовых и политических властей в Багдаде. Американцы после свержения саддамовского режима попытались оказать влияния на первое поколение должностных лиц страны, таких как Джалал Талибани и Ахмед Чалби, но не преуспели в этом.

Теперь же, принимая во внимание то, что первое поколение иракских значимых фигур либо погибли, либо сошли с политической сцены из-за болезни и престарелости, США рассчитывают оказать влияние на новое поколение во властных структурах Ирака, в том числе на парламентских выборах 2018 года.

Стратегия США по управлению Мосула после ДАИШ направлена на то, чтобы большой контингент американских войск остался в административном центре. Несмотря на то, что США настаивают на ключевой роли центрального правительства Ирака, в то же время добиваются уступок от официального Багдада, поднимая такие вопросы, как передача управления Мосулом иракским курдам и возвращение к власти таких лиц, как бывший губернатор провинции Найнава Эсил ан-Нуджайфи.

Другими игроками, влияющими на ситуацию в Ираке, являются Иран, Турция и Саудовская Аравия.

Иран активно поддерживает шиитский вектор по передаче власти в Мосуле официальному правительству Ирака, без участия каких-либо других группировок в политических процессах административного центра.

Турции также старается не упустить возможности решать свои вопросы относительно курдов. Так, например, еще до начала операции по освобождению Анкара разместила армейский контингент на базе Баашика к северу от Мосула, что вызвало трения между турецким президентом Реджеп Тайипом Эрдонагом и иракским премьером Хайдером аль-Аббади.

Турция давно стремится к наращиванию своего политического и экономического влияния в Ираке. Для реализации своих амбиций Анкара провоцирует межэтнические столкновения в Талл-Афаре, претендуя на защиту прав этнических туркменов и прибегая к религии в поддержку мусульман-суннитов в Мосуле.

Хотя после того, как иракские войска взяли в окружение базу Баашика, Турция не смогла осуществить какие-либо вылазки, а угрозы Эрдогана так и не реализовались. Заявления турецких властей указывают, что они проводят курс на управление провинцией Найнава с акцентом на арабов суннитского толка. Точнее, Анкара желает, чтобы Мосулом управляли протурецкие местные силы.

Саудовская Аравия, хотя и не принимает непосредственного участия в битве за Мосул, но использует другие рычаги влияния на развитие ситуации в регионе.

Эр-Рияд с самого начала присутствия шиитов в органах власти в Ираке прилагал максимум усилий к очернению облика шиитов. Подтверждением тому – их попытка лишить премьер-министра Нури аль-Малики вотума доверия во втором сроке его правления и поощрение иракских курдов к отказу от коалиции с шиитами. После открытия саудовского посольства в Багдаде и консульства в Иракском Курдистане (г. Эрбиле) Саудовской Аравии стало легче. Режим Сауда пользуется большим влиянием в западных провинциях Ирака и поэтому в последние годы использовал местные и политические фигуры, такие как Эсил ан-Нуджайфи и Рафи аль-Исави, имеющих амбициозные планы в провинциях Найнава и аль-Анбар. Саудовский режим, подобно Турции, желает управления провинцией Найнава под началом арабов суннитского толка, а также образования суннитской автономии, состоящий из двух провинций аль-Анбар и Найнава.

Вполне очевидно, что вмешательство внешних игроков (США, Турции, Саудовской Аравии и Ирана) во внутренние дела Ирака, в том числе по вопросу об участи Мосула после ИГИЛ, негативно сказывается на боевых возможностях иракской армии и существенно затягивает освобождение административного центра от джихадистов. Однако изгнание боевиков будет началом других актуальных проблем для Ирака — религиозной (противостояние шииты — сунниты) или национальной (курды — арабы). Причем следует учитывать, что нефтяные месторождения вокруг города — ценный источник дохода для иракского и курдистанского руководства, за который уже ведется борьба, пока что только политическая.

Оставьте свой комментарий к статье:

Рекомендуем прочитать

КЕМЕЛ ТОҚАЕВТЫҢ «СОЛДАТ СОҒЫСҚА КЕТТІ» РОМАНЫ ТУРАЛЫ ОЙ (дипломат шығармашылығы рубрикасы)

Екінші дүниежүзілік соғыстың жауынгері, сержант, бейбіт өмірде журналист, жазушы, қоғам қайраткері Кемел Тоқаевтың шоқтықты туындысы «Солдат соғысқа кетті» романы анығында автобиографиялық шығармасы болғандықтан,...

Что забыли сектанты в Болгарской исламской академии?

В Болгарской исламской академии (БИА) идут вступительные экзамены. В этом году более 130 человек подали заявления в приемную комиссию высшего мусульманского образовательного учреждения России. С 6 по 14 августа в...

Белоруссия хочет делать бизнес в Сирии, но воевать за Сирию была не готова

Пару дней назад белорусский президент Александр Лукашенко, поздравляя сирийского коллегу Башара Асада с 25-летием установления дипломатических отношений между государствами, заявил о том, что Белоруссия готова...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока