KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

О референдуме в Курдистане

О референдуме в Курдистане

28.09.2017

25 сентября т.г. в Иракском Курдистане, несмотря на опасения Организации Объединенных Наций, Турции, Ирана, Ирака, Соединенных Штатов и других западных держав относительно создания новой напряженности в регионе, прошел референдум о независимости автономии курдов от остального Ирака.

Ранее президент Иракского Курдистана и лидер Демократической партии Курдистана (ДПК) Масуд Барзани заявил, что не носящее юридически обязывающего характера голосование явится первым шагом на пути к длительному процессу переговоров о независимости региона, который имеет статус автономного с 1991 года и играет основную роль в войне против исламистских экстремистов.

Мировой лидер езидского сообщества Мир Тахсин Бег, посетив избирательный участок в г.Шехан провинции Дохук, проголосовал на референдуме по независимости Иракского Курдистана. Ранее он призвал всех езидов принять участие в этом плебисците. В своих агитационных речах Мир Тахсин Баг заявлял, что разочаровавшись политикой Багдада после многочисленных кампаний по уничтожению езидов и других меньшинств, езиды надеются открыть новую главу в предстоящем независимом Курдистане. Тысячи избирателей в регионе и на спорных курдских территориях Ирака уже проголосовали на референдуме за независимость. Угрозы Багдада и соседних стран не повлияли на моральный дух и энтузиазм избирателей, которые отмечают этот день как крупный национальный праздник.

В референдуме также принял участие премьер-министр Регионального правительства Курдистана (КРГ) Нечирван Барзани.

После голосования премьер-министр провел пресс-конференцию, в ходе которой выразил сожаление по поводу недавних угроз со стороны иракского премьер-министра Хейдара аль-Абади. С его слов, «заявление Абади напоминает нам о наказаниях Революционного совета режима Баас».

Всего за несколько часов до начала плебисцита в Курдистане иракский премьер опубликовал 19 сообщений на своей странице в Твиттере, в которых угрожал принять меры для «сохранения целостности Ирака». Абади также попросил все страны прекратить прямую торговлю нефтью с Курдистаном и потребовал, чтобы КРГ передало контроль над своими международными аэропортами и пограничными пунктами с Ираном, Турцией и Сирией.

Стоить отметить, что в регионе Курдистан и на курдских спорных территориях проголосовало около пяти миллионов человек. Со своей стороны Высший Совет референдума Иракского Курдистана подготовил политическую декларацию для обеспечения защиты прав всех компонентов в будущем государстве Курдистан.

На пресс-конференции представителей всех этнических и религиозных групп Курдистана член Совета Халиль Ибрагим сказал, что «Курдистан станет республиканским государством, в котором будут закреплены права всех его образований, а все компоненты будут реальными партнерами в правительстве независимого Курдистана».

Вместе с тем, нынешнее голосование проходило несмотря на угрозы и сильное противодействие со стороны Ирака, региональных и мировых держав. Так, Иран по просьбе иракского правительства заблокировал все рейсы из/в Иракский Курдистан, проходящие через иранскую территорию. При этом пресс-секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Кейван Хосрави не сообщил, как долго будет длиться запрет.

Учитывая складывающуюся ситуацию вокруг проведения референдума, президент Иракского Курдистана Масуд Барзани, выступая на пресс-конференции, отметил следующее: «… судьбой жителей Курдистана при всех правительствах Ирака были уничтожение и геноцид. В 2003 году стремление народа Курдистана установить гражданское, демократическое, федеральное правительство исчезло после того, как государство превратилось в сектантское образование… Плебисцит — самый демократичный и правильный метод решения любой проблемы….  Возможно, между нами и Багдадом существуют разногласия, но мы никогда не позволим им превратиться в споры между двумя странами».

Президент Барзани также выразил надежду на «лучшие связи» с соседями, заявив: «Мы не будем представлять никакой угрозы. Скорее, мы будем друзьями и фактором стабилизации региона».

Барзани не отрицал, что референдум может вызвать негативную реакцию. Тем не менее, с его слов, «…мы пришли к пониманию того, что, хотя это риск, что бы это ни значило, это лучше, чем туманное будущее…», «…реакция может быть жесткой, но мы верим в себя, и верим, что решение международного сообщества зависит от результатов», «…мы не угрожаем какой-либо стране, и за последние 25 лет мы доказали, что являемся фактором стабильности и безопасности в регионе, и мы будем им и впредь».

Отвечая на вопрос о действиях Курдистана, если Багдад не признает результатов голосования по независимости, президент Курдистана заявил: «Мы подождем некоторое время … Если Ирак не признает референдум сейчас или в будущем, это означает возврат к «Анфалю» и геноциду». Тем не менее, президент подчеркнул: «даже в том случае, если Багдад проявит жесткую реакцию, мы не поступим как дети».

Комментируя маневры турецкой армии вблизи границ Курдистана, Барзани заявил, что Турция делает это в своих границах, выразив надежду на то, что Турция не закроет свои границы, «потому что от таких действий потеряют все стороны».

Барзани напомнил, что во время декларирования федерализма Ирака обстановка была хуже, но в результате был достигнут статус-кво. В то же время, он предупредил, все стороны против попыток лишить воли народ Курдистана. «Делайте все, что можете, но мы нерушимы в этом вопросе».

Кроме того, чем ближе становится победа над т.н. «Исламским Государством» (ИГ), тем острее вопрос: как будут выстраиваться отношения между победителями. Поэтому референдум в Курдистане имеет прямое отношение не только к судьбе территорий, официально находящихся под юрисдикцией Эрбиля, но территорий, которые официально пока еще не считаются частью Южного Курдистана — районы Мосула, Киркука, Диялы и Шенгала. Спор об определении административных или государственных границ в этой части Ирака – это, в первую очередь, спор распределения самых нефтеносных районов страны, которые оцениваются примерно в 45 млрд. баррелей, что составляет почти треть всех нефтяных богатств Ирака.

Следует отметить, что мировые СМИ крайне слабо освещают курдский референдум. Однако можно констатировать, что это первые реальные шаги к образованию независимого курдского государства. Мировое сообщество выжидает как будут развиваться события дальше. Ведь регион и без того находится на площадке обостренных интересов Ирана, Турции и арабских государств.

Тем временем многие эксперты считают, что независимость Курдистана усложнит и без того накаленную обстановку на Ближнем Востоке. По их мнению, курды могут оказаться в большом водовороте опасностей, так как окажутся между Ираном с Турцией и Ираком с Сирией. При этом руководство Ирана и Турции высказались против референдума о независимости из опасений, что это может подстегнуть сепаратистские настроения в их странах.

Теа
29.09.2017 в 09:40 - Ответить

Власти Иракского Курдистана объявили о намерении провести референдум о независимости, которая превратит эту новую страну в смертельную угрозу для одних и важного союзника для других.

Оставьте свой комментарий к статье:

Рекомендуем прочитать

К двусторонним отношениям Катара с Ираном и Турцией

Катар в 2015 году был признан Международным валютным фондом самым богатым государством в мире. Имеет независимую политику и стремится быть посредником в многочисленных конфликтах в Заливе Несмотря на некоторую...

Тәуелсіздік тұмарлары

Бұдан он тоғыз жыл бұрын, яғни 1998 жылы күзде еліміз Тәуелсіздігінің тарихындағы ақ түйенің қарны жарылған алқалы оқиға - алғашқы үшем дүниеге келді. Есімізде, сол жылдары әлемде тағы бір қаржы дағдарысы басталып, енді...

К ситуации в Мьянме

По мнению политологов, резонансные межэтнические столкновения, происходящие в Мьянме, могут быть использованы отдельными государствами для реализации собственных политико-экономических планов в отношении этой...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока