KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

«Эвианские соглашения», французы в Алжире и испанский Магриб

«Эвианские соглашения», французы в Алжире и испанский Магриб

09.04.2022

Испанский опыт создания анклавов в северной Африке не заинтересовал правительство де Голля

60 лет назад, 18 марта 1962 года, в Эвиане на западе Швейцарии правительство генерала де Голля и Фронт национального освобождения Алжира подписали соглашение о предоставлении независимости теперь уже бывшей североафриканской колонии Франции. В конце марта – начале апреля 1962 г. в Алжире и среди выходцев из этой страны во Франции, соседних Марокко, Мавритании, Тунисе и Ливии был проведён референдум о независимости: 88% участников которого высказались за незначимость, а 11 % – против.

Этим завершилась почти 10-летняя война французской армии и спецслужб с алжирскими повстанцами, получавшими растущую помощь от Москвы и Пекина через бывшие французские колонии Гвинею и Тунис. В обмен на экономическую и военную помощь новое государство обязывалось уважать на своей территории «особые» экономические и геополитические интересы бывшей метрополии – например, не возражать против возможного присутствия там французских военных баз и ядерных полигонов. Алжир соглашался предоставить французским компаниям (прежде всего нефтяным) существенные длительные льготы по эксплуатации и экспорту природных ресурсов страны. Французские колонисты и алжирские евреи должны были получить гарантии личной неприкосновенности и сохранения собственности; для самих же алжирцев вводился «безвиз» с Францией, проложивший дорогу нынешним миграционным проблемам.

В обстановке охватившей Алжир вакханалии насилия и сведения счётов с недавними колонизаторами (особенно трагичной стала судьба сражавшихся на их стороне местных мусульман) едва ли можно было вести речь о добросовестном исполнении пунктов Эвианских соглашений. К середине 1970-х годов экономические льготы для Франции фактически или юридически были алжирскими властями аннулированы. Формальное поражение правительства де Голля (хотя в реальности ситуация выглядела куда более сложной – бесконечно изматывающую войну на удалённом театре военных действий в Париже не могли) отвечало интересам США и Великобритании, заинтересованных в вытеснении Франции – особенно «деголлевской», из былой её колониальной сферы влияния, и прежде всего – из Магриба. К слову, это хорошо понимали и в Москве – антиколониальная риторика советских политиков и дипломатов в 1956-1958 гг. неизменно содержала оговорку, что Советский Союз признаёт «наличие особых связей, исторически сложившихся между Францией и Алжиром», стремяськ урегулированию алжирской проблемы в рамках франко-алжирских отношений и «с учётом интересов Франции». «Монополисты США используют ошибки и промахи французского правительства для усиления своего проникновения в зону Северной Африки», – подчёркивалось в одной из передовиц «Правды» 1957 года.

Юридически, в отличие от других колониальных владений, три алжирских департамента с середины XIX века считались «неотъемлемой частью Франции»

До 1966 года Франция сохраняла за собой Регган-Хоггар – центральный район Алжирской Сахары с крупными запасами урано-ториевой руды. Такое решение было принято под влиянием многочисленных анклавов Испании в сопредельном бывшем испанском (северном) Марокко. Как известно, часть территории Испании расположена на побережье Магриба. Гибкая экономическая и административная политика, традиционно проводившаяся Мадридом на этих территориях, способствует тому, что Испания по-прежнему граничит с Марокко непосредственно в Африке. Речь идет о городах Сеута, Мелилья с примыкающими к ним районами, а также об островах Перехиль, Алусемас, Чафаринас и полуострове Велес-де-ла-Гомера. Эти анклавы стали испанскими еще во времена Средневековья. Их общая территория – около 60 кв. км, в том числе Сеуты и Мелильи – до 40 кв. км. По данным на 2019 год, численность их населения составляла примерно 220 тыс. чел., 85 % из которых испанцы. До 90% населения «Магрибской Испании» проживает в анклавах Сеута (около 85 тыс.) и Мелилья (до 65 тыс.).

Политико-экономическое значение анклавов для Испании выходит далеко за рамки их миниатюрных географических параметров. Сеть небольших анклавов представляет собой один из основных транзитных мостов между Африкой и Европой, контролируемый Мадридом, что добавляет ему экономических и геополитических бонусов. В более же широком плане, «Магрибская Испания» представляет собой крайний юг Евросоюза, территория и экономическое пространство которого, таким образом, не ограничиваются европейским побережьем Средиземного моря, заходя ещё и в Африку.

Сеута с Мелильей имеют статус свободного транзитного порта, а в примыкающих к ним районах «испанского» Магриба уже который год действует льготный налоговый режим, распространяющийся и на другие «испанские» районы Африки. Соответственно, весь регион квалифицируется как торговое и инвестиционное «окно» между Африкой и Западной Европой, но, в первую очередь, конечно – между Испанией и Марокко. Именно через это «окно» ежегодно осуществляется до трети общего объема торговли государства на Пиренеях с Марокко, Алжиром и Мавританией.

Благодаря по-прежнему жёсткой иммигрантской политике Мадрида в этих районах, они и поныне сдерживают поток североафриканской иммиграции в северном направлении. На передовом рубеже – на африканской, а не на основной (европейской) территории Испании – применяются довольно жёсткие и более эффективные методы сдерживания искателей лучшей доли. Здесь же располагаются базы ВВС и ВМС Испании, объекты теле- и радиоэлектронной разведки и т.д.

Благополучно доживший до середины 1970-х годов каудильо Франсиско Франко полагал, что окончательный уход Западной Европы из Магриба сделает Испанию уязвимой к влияниям всех тамошних катаклизмов и заведомо предрасположенной к растущему потоку магрибских и, в целом, африканских иммигрантов. Прослужив долгие годы в Африке ещё до того, как в 1936 году разнеслось знаменитое «Над всей Испанией безоблачное небо» (сигнал к началу фашистского переворота), он, безусловно, неплохо разбирался в местной специфике. Интересно, что в 1961-62 гг. Франко советовал де Голлю юридически оформить аналогичные испанским анклавы в регионах Алжира с французским доминированием. В наибольшей степени для этого подходил Оран (западнее столицы Алжира), расположенный вблизи границы с Марокко и северо-марокканских районов Испании, а также 15 % территории Алжирской Сахары, где с 1958 г. действовал вышеупомянутый ракетно-атомный и «урановый» комплекс.

Впоследствии Франко отмечал, что такие эксклавы следовало создавать уже в начале алжиро-французской войны, ибо удержать всю территорию страны Франция заведомо была не в состоянии. Неизбежность потери бывшего испанского (северного) Марокко в Мадриде поняли уже в 1954 г., по мере активного проникновения туда идей «общемарокканского» национализма. Тогда же генералиссимусом были определены здешние территории, которые должны быть испанскими, коими они остались и после 1956 года, когда французское и испанское Марокко соединились в единое независимое королевство.

Впрочем, советами каудильо в отношении Алжира в Париже в полной мере не воспользовались, что в последующие десятилетия способствовало экономическому и особенно политическому вытеснению Франции из этой ключевой для неё североафриканской страны. Более благоприятная ситуация для неё сложилась в Юго-Восточной Африке начиная с 1960-х годов, под управлением Парижа остались (и остаются поныне) многие островные территории, составляющие «ожерелье» заморских территорий Франции в Индийском океане.

Алексей Балиев

 

Оставьте свой комментарий к статье:

Рекомендуем прочитать

ШЫҒАНАҚ АРАБ ЕЛДЕРІНІҢ ГУМАНИТАРЛЫҚ КӨМЕК КӨРСЕТУ САЛАСЫНДАҒЫ ІС-ӘРЕКЕТТЕРІ ТУРАЛЫ

Парсы шығанағының араб монархиялары гуманитарлық салаға үлкен мән береді және оны жаһандық та, ұлттық та деңгейде өзінің сыртқы саясатының негізгі бағыттарының бірі ретінде қарастырады. Бұл бірінші кезекте –...

Религией Саудовской Аравии мог быть иудаизм

Новое исследование древних изменений климата показало, что около 1500 лет назад Южная Аравия пострадала от многолетней засухи. Это, вероятно, способствовало падению некогда могущественного еврейского царства,...

Региональный союз будет независим от США?

Вчера, 22 июня, впервые за четыре года, самолет наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана приземлился в турецком аэропорту. Для него и президента Турции Реджепа Эрдогана это завершение периода...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока