KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

Андрей Грозин: «Кыргызстан страна маленькая, и все прекрасно понимают, что работает модель «хороший царь, бояре плохие»»

Андрей Грозин: «Кыргызстан страна маленькая, и все прекрасно понимают, что работает модель «хороший царь, бояре плохие»»

18.08.2020

Интервью с заведующим отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ (Москва), Андреем Грозиным

– Андрей Валентинович, какой вам видится ситуация в Кыргызстане на фоне сложнейших испытаний, связанных с пандемией?

– Раскачивают ситуацию в Кыргызстане, и это видно. Конечно, власть допустила очень много недочётов. Я смотрю за тем, как протекает борьба с пандемией во всём регионе. Это совершенно разные модели, хотя общая реакция, по большому счёту, одинаковая – что в Ташкенте, что в Бишкеке, что в Нурсултане и Душанбе. Везде пытались сбить волну пандемии административными мерами, я имею в виду введение карантина. Тем не менее мы видим, что происходит сейчас. Даже более жесткая модель карантинных мер всё равно не даёт никаких преимуществ. Поэтому мы везде видим, что власть сталкивается с проблемой управляемости на фоне развития пандемии, независимо от политической системы в стране: авторитарной или демократической. Что же касается Кыргызстана, то большинство экспертов сходятся во мнении, что власть не доработала, и все проблемы являются «заслугой» прежнего премьера и руководства Минздрава, доставшиеся сменщикам, которые также изначально были у кормила. От перемены мест слагаемых вряд ли можно было ожидать каких-либо изменений.

– Изначально ведь было предельно ясно, что экс-премьер провалит всю работу. Да и кабмин был некомпетентным и остаётся таковым. Просто поражает, почему бывшего главу кабмина так усиленно держали на посту! Ведь, по большому счёту, экс-премьер ушёл, но при этом создал и оставил в наследство президенту высокий протестный потенциал в обществе…

– Очевидно, да. Видите ли, Кыргызстан страна маленькая, и все прекрасно понимают, что работает модель «хороший царь, бояре плохие». Собственно, так происходит при всех президентах. Премьер существует для того, чтобы канализировать на своей фигуре всё общественное недовольство. Видимо, у предыдущего главы кабмина это получалось так хорошо, что он просидел довольно-таки долго на своей должности. Долго по меркам Кыргызстана – чуть больше двух лет. То есть, судя по всему, его работа устраивала президента страны. Почему его заменили? Может, посчитали, что он окончательно израсходовал функцию притягивания на себя социального недовольства. Теперь господин Боронов будет выполнять данную функцию. А вот насколько долго, сказать трудно. Сейчас работает фактор труднопредсказуемости из-за пандемии.

– Президент неустанно повторяет, что его главным направлением является борьба с коррупцией. При этом в разгар пандемии, во время работы Абылгазиева, элементарно приобретались оптом медицинские маски по 25 сомов, в то время как в аптечной розничной сети они стоят максимум 15 сомов. То есть экс-премьер дезавуировал главное направление президента Жээнбекова – борьбу с коррупцией?

– Понимаете, это ведь не новость. Элиты стремятся использовать форс-мажорные обстоятельства для улучшения своего материального состояния. «Кому война, а кому мать родна», – гласит старая известная поговорка.

– Да, но ведь это сработало безошибочно на эскалацию общественного недовольства.

– Безусловно. Власть, и осудив Атамбаева, и предприняв шаги со сменой Абылгазиева, и протаскивая непопулярный закон, направленный на борьбу с фейками, таким образом демонстрирует либо незнание ситуации, либо полную уверенность в своих силах. Что здесь одно из двух? Сказать затрудняюсь. Наверное, всё-таки второе. Судя по всему, руководство уверено, что на фоне роста пандемии люди на индивидуальном уровне переживают панические настроения и сейчас им не до митингов.

– Если власть пребывает в состоянии полной уверенности в своих силах, как вы сказали, то это замечательно. Значит, руководство утратило бдительность, образовалась дистанция между картинкой в их головах и реальной действительностью.

– Возможно. Осторожность всегда необходима. И хороший политик отличается от нехорошего тем, что он не склонен впадать в эйфорию, дабы потом не получить неприятные неожиданности.

Кыргызстан не та страна. Кыргызстан такая страна, где политики, считающие, что у них всё схвачено, вдруг неожиданно для себя потом оказывались за пределами страны. Очевидно, власть до конца не знает, как выстраивать стратегию будущих выборов. Совершенно непонятно, что будет в октябре, то есть состоятся ли выборы или нет при такой текущей ситуации. А вдруг будет хуже?

– Парламентские выборы, если они состоятся при такой ситуации, будут конфликтогенными и нерепрезентативными.

– И это тоже. Я абсолютно не уверен, что они состоятся в указанные сроки. Во-первых, в стране очень сложная обстановка в связи с пандемией, а во-вторых, есть более глубинные вопросы, связанные с состоянием экономики. К тому же в мире наблюдается рост глобального политического напряжения. Неизвестно, что будет с выборами в США, что повлечёт серьёзные изменения в мировой политике. Всё это окажет влияние на всех остальных. Конечно, не утверждаю, что выборы в США могут напрямую повлиять на парламентские выборы в Кыргызстане. Но есть опосредованное влияние. По всем аналитическим оценкам видно, что для стран центрально-азиатского региона текущий год в экономическом смысле закончится очень нехорошо. Спор идёт только о степени, насколько будет нехорошо. Для Кыргызстана же все прогнозы, мягко говоря, не очень радужные.

– Если министр финансов, выступая на одном из брифингов, сообщила, что денежные средства от международных доноров уходили, образно говоря, на латание дыр в бюджете, то что тут говорить? Экономику страны непрофессионализмом довели до крайней степени!

– Ну да. Мы знаем, и это не новость. Для стабилизации бюджета КР постоянно требуются внешние заимствования. И это хронически. Но нынешнее давление на малый и средний бизнес, стремительное сокращение налогооблагаемой базы, падение экономической активности в макроэкономическом масштабе – всё вкупе влияет. Я уже не говорю о сокращении притока валюты извне. Трудовые мигранты будут переводить меньше денежных средств в силу того, что кого-то сократили или отправили в отпуск. На этом фоне никто не отменял долговые обязательства перед международными кредиторами. Тот же Китай сейчас просчитывает возможность налоговых каникул для стран-должников. Но войдёт ли Кыргызстан в эту категорию? К тому же долги у Кыргызстана не только перед Пекином, но и перед другими международными финансовыми организациями. Все перечисленные факторы лягут тяжелейшим бременем на госбюджет. Кроме того, Кыргызстан не может тратить большие деньги, как, например, соседний Казахстан, на различные программы социальной поддержки и защиты, на антикризисные мероприятия малого и среднего бизнеса. Плюс к тому воруют ещё. В период кризиса элиты, получая возможность, начинают воровать, так как нет уверенности в завтрашнем дне.

– Причём воровать и параллельно взывать к патриотическим чувствам, к гуманным ценностям, к добровольному вспомоществованию соотечественникам. То есть это такой вот изощрённый способ…

– Помните, ещё до нас сказал Салтыков-Щедрин: «На патриотизм стали напирать. Видимо, проворовались». Когда власть начинает злоупотреблять патриотической риторикой, то здесь что-то не то: либо готовятся какие-то непопулярные законы, которые не обрадуют большинство населения, либо действительно проворовались. Хотя может быть и то, и другое вместе.

– Недавно делегация от Кыргызстана намеревалась посетить Парад Победы в Москве. Однако у членов делегации обнаружили коронавирус. Глава Кыргызстана решил воздержаться от участия. Ваше мнение?

– Есть разные версии, в том числе и то, что в Кремле крайне недовольны, что для Атамбаева так много накрутили. Он, конечно, не сват и не брат в Москве, но неприятен прецедент. В Кремле не очень любят, когда бывших руководителей, если они в целом придерживались комплементарной по отношению к России внешней политики, так вот неприятно устраняют. Все прекрасно понимают, что если бы Россия не открыла небо для Бакиева, он бы в объятиях у Александра Григорьевича никогда не оказался. Была договорённость между белорусской, казахской, русской сторонами. С Атамбаевым ситуация другая. Я лично всегда говорил, что Атамбаеву не подходит его должность. Особенно не понравилось, когда я сказал, что корона великовата. Тем не менее, в России позитивно воспринимают вступление в ЕАЭС, закрытие военной базы США. То есть за одно это ему прощалось многое: экзотические высказывания, заигрывания с американцами и прочее. В целом в Кремле смотрели на соотношение позитивного и негативного с точки зрения интересов России. Откровенно говоря. И тут человека, который сделал немало положительного, так демонстративно буквально перед поездкой в Москву закатывают на такой долгий срок с перспективой его увеличить… Наверное, в Москве кому-то могло и не понравиться. Хотя господин Песков сказал, что это внутреннее дело самой страны.

– Это дипломатическая риторика…

– Безусловно. России также задаются вопросы, насколько действующая власть в Кыргызстане понимает, что существуют опасности, которые необходимо учитывать, а не создавать их собственными руками, ухудшая ситуацию. Но говорю о конспирологических версиях.

– Ну, так надо оставить всё додумывать тем, кому адресован данный посыл. Был ли это демарш с российской стороны или объективное стечение обстоятельств? «Имеющий уши, да слышит»…

– Что есть, то есть.

Беседовал Эрик Исраилов

Оставьте свой комментарий к статье:

Рекомендуем прочитать

Ливия: опасность прямого вооруженного столкновения Турции и Египта

Ситуация в Ливии вновь серьёзно обострилась и в очередной раз возникла реальная угроза прямого военного вмешательства Египта в ливийские дела на стороне генерала-сепаратиста Х. Хафтара. В течение почти полутора...

Сирия: срыв патрулирования в Идлибе и сигналы Турции

Сплетенье тесное конфликтов: Ближний Восток – Северная Африка – Кавказ. Если очередное совместное российско-турецкое патрулирование 30 июля в северо-восточной провинции Сирии Хасеке обошлось без инцидентов, то...

Андрей Грозин: «Кыргызстан страна маленькая, и все прекрасно понимают, что работает модель «хороший царь, бояре плохие»»

Интервью с заведующим отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ (Москва), Андреем Грозиным – Андрей Валентинович, какой вам видится ситуация в Кыргызстане на фоне сложнейших испытаний, связанных с...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока