KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

Битва за Мосул набирает обороты

22.10.2016

В середине октября военная коалиция во главе с США начали операцию по захвату Мосула. Это первый случай, когда ополчение Курдистана пешмерга и иракская армия участвуют совместно в военных действиях. В боевых порядках наступающих войск находятся подразделения армии и специальных сил США и других членов коалиции. По мнению главы Пентагона Эштона Картера, освобождение Мосула – «это поворотный момент в кампании, нацеленной на продолжительное поражение «Исламского государства».

Овладение Мосулом, который является одним из крупнейших городов Ирака, для коалиции и в первую очередь для Пентагона является актом престижа. Чтобы понять его уровень, стоит учесть, что этот мегаполис два года назад был объявлен лидером «Исламского государства» Аль-Багдади столицей будущего халифата.

В июне 2014 года исламистам понадобилось на захват города всего шесть дней. Иракские войска тогда сопротивления противнику практически не оказали, бросили оружие, склады с боеприпасами, технику и поспешно отступили. Местное население встретило «Исламское государство» с распростертыми объятиями.

Мосул – второй по величине город Ирака, в предвоенные годы численность его населения приближалась к 3 млн человек. В прошлом город был оплотом Саддама Хусейна, который пользовался поддержкой местного населения. Именно здесь сыновьям бывшего диктатора удалось организовать сопротивление американским оккупационным войскам, здесь же они погибли. Город разделен рекой Тигр на восточную часть, преимущественно населенную курдами, и западную – арабскую. Суннитские арабские племена (которые поддерживают ИГ) кроме западной части города проживают в его пригородах, охватывающих мегаполис с юга, юго-запада, запада и северо-запада. Кроме суннитов (приверженцев салафизма) «Исламское государство» поддерживают баасисты (БААС – партия социалистического арабского возрождения, которой руководил Саддам Хусейн).

Восточный Мосул, северные, восточные и юго-восточные пригороды населены курдами-суннитами, туркменами и арабами – шиитами, ассирийцами, большинство из которых – христиане. Там же проживают представители других религиозных воззрений: изиды, какаи, шабаки и прочие. Эта часть населения изначально была недружественно настроена к «Исламскому государству». Из них большинство покинуло родные места, предпочитая судьбу беженца унизительным притеснениям или смерти. Следует отметить, что разногласия между суфиями и салафитами (особенно крайними радикальными салафитами, известными как ваххабиты) достигают накала порой большего, чем вражда между суннитами и шиитами.

В настоящее время численность населения мегаполиса разными источниками оценивается от 500 тыс. до 1,5 млн (и более) человек, и его подавляющее большинство не за страх, а за совесть поддерживает исламистов.

На авиабазе вблизи города Каяр (61 км от Мосула) организован логистический центр, сюда прибывают тяжелые самолеты военно-транспортной авиации ВВС США, здесь уже находятся 560 американских военных советников, там же до начала штурма наблюдалась концентрация большого количества бронированной техники, самоходных ствольных и реактивных артиллерийских систем, оперативно-тактических ракетных комплексов.

Общая численность иракских войск, приближается к 85 тыс. штыков. В это число входят полицейские подразделения и шиитское ополчение «хашт-шааби», состоящее в основном из иранских и хазарейских добровольцев. Его подготовкой, комплектованием и вооружением руководит генерал Касым Сулеймани, глава иранских сил специального назначения «Аль-Кудс».

Командование ополчения Иракского Курдистана пешмерга, сосредоточило вблизи Мосула до 60 тыс. бойцов, бронетехнику, ствольную и реактивную артиллерию. В курдских войсках находятся военные советники и бойцы частей специального назначения из США (5,2 тыс.), Великобритании (свыше 500 штыков), Германии (около 2 тыс. человек), Франции (около 1 тыс.  штыков), Швеции, Израиля, Дании, Канады (менее 1 тыс. штыков), Турции (свыше 1 тыс. штыков), Чехии, Австралии и небольшой отряд добровольцев из стран Запада (до 100 человек).

К коалиционным войскам стоит также причислить суннитское ополчение «хашт-вотани» численностью 2500 человек (по данным западных СМИ, до 6 тыс.), в основном состоящее из местных туркмен. Его подготовкой комплектованием и вооружением занимаются турецкие военные специалисты. В боях участвуют около 2 тыс. бойцов христианского ополчения. Всего силы коалиции могут достигать 165 тыс. штыков. Ели формирования ИГ окажут упорное сопротивление, этих войск может оказаться недостаточно для взятия Мосула.

Поддержку штурма с воздуха осуществляет боевая авиация США, Франции, Великобритании, Дании, Германии, ОАЭ, Турции, Ирака, возможно, Австралии и Канады. Самолеты коалиции базируются на аэродромах Ирака, Турции, ОАЭ, Кувейта, Саудовской Аравии, Иордании, Израиля. Палубная авиация американских и французских ВМС действует из акватории Персидского залива.

Предположительно, что коалиция планирует бросить на штурм города в общей сложности около 30 тыс. бойцов, что явно не соответствует действительности. С такими силами хорошо укрепленный город площадью свыше 620 кв. км, окружностью свыше 50 км не взять, в нем 30 тыс. солдат попросту рискуют затеряться.

Начиная с февраля по настоящий момент военизированные формирования ИГ занимаются тщательной подготовкой обороны города в инженерном отношении. Кварталы превращены в сильно укрепленные опорные пункты, которые соединены между собой тоннелями. Город подвергается минированию. По данным западных СМИ, численность боевиков варьируется от 4,5 тыс. до 10 тыс., эта оценка скорее всего значительно занижена. Такими силами столь большой город, как Мосул, даже используя маневренную, оборонительную тактику, не удержать. Численность формирований «Исламского государства» достигает 30 тыс. бойцов. Кроме того, ранее Мосул был зачищен от населения, не лояльного ИГ.

Агентство ООН по делам беженцев построило пять лагерей для размещения 45.000 человек и планирует создать еще шесть в ближайшие недели, вместимостью 120.000 человек. Однако этого все равно будет недостаточно, если бегство жителей окажется таким масштабным, как предполагается.

В Мосуле нет недостатка в стрелковом оружии и боеприпасах, которые были захвачены еще в 2014 году. Тогда террористам достались заполненные до отказа гарнизонные склады, амуниция, техника и вооружения, предназначенные для оснащения трех пехотных иракских дивизий. Известно, что у боевиков есть артиллерия, большое количество взрывчатых веществ, подготовлены автомобили для действий террористов-самоубийц.

В том, что арабы-сунниты (салафиты) из местного населения и баасисты поддержат ИГ – сомневаться не приходится. После взятия Тикрита, Эр-Рамади, Аль-Фаллуджи и других городов их суннитское население было подвергнуто жестким притеснениям, а беженцам-суннитам не было позволено вернуться на родину. Иракское правительство стремится заселить освобожденные территории шиитами. Такая политика Багдада при попустительстве США уже дает свои плоды. Суннитское население Ирака в своем большинстве враждебно относится к правительству Хайдера Аль-Абади.

Даже если подкрепление извне не подойдет в Мосул, несмотря на то что оставлены коридоры и город не замкнут в мертвое кольцо, в распоряжении исламистов достаточно сил и средств для продолжительной обороны.

Объединенный штаб коалиции расположен в городе Каяр, откуда и осуществляется руководство операцией под присмотром американских и британских военных советников.

В настоящее время силы пешмерга продвигаются на Мосул вдоль основной магистрали, ведущей из Дахука (с севера). Курдским силам поставлена задача перейти водный рубеж по дамбе на правый берег Тигра и продвигаться в южном направлении на Мосул. Одновременно другие части пешмерга, следуя по дороге из Синджара, заняли позиции в 60 км от Мосула. Идет попытка блокировать город с западного направления. Некоторые подразделения пешмерга вышли на рубежи в 20, 30 км от пригородов мегаполиса.

Ранее лидер Иракского Курдистана Масуд Барзани посетил Багдад, где был согласован план взятия Мосула. Тогда же по просьбе премьер-министра Хайдера Аль-Абади было решено пропустить иракские воинские части на территорию, контролируемую курдами, в район города Бартала (примерно в 18 км на юго-восток от Мосула).

Американцы и турки с позиций вблизи города Башика (примерно в 17 км на восток от окраин Мосула) ведут артиллерийский обстрел заранее разведанных целей на восточных окраинах Мосула. Две колонны иракских войск, сил полиции и шиитского ополчения наступают вдоль автострад, ведущих из Каяра и Киркука на Мосул. Им предстоит охватить город с запада и юго-запада, с юга и юго-востока.

Основных вариантов хода операции два. В первом случае, по замыслу Пентагона, отряды ИГ отходят из города без боя, он не займет много времени, поможет избежать значительных потерь. Город большой и «зачищать» его от не пожелавших уйти террористов и проводить работы по разминированию и обезвреживанию неразорвавшихся боеприпасов придется долго. Этот вариант возможен в том случае, если у военно-политического руководства и спецслужб США есть рычаги воздействия на лидеров или хотя бы полевых командиров «Исламского государства».

Второй вариант означает изнурительную, кровопролитную операцию, которая приведет к большим потерям среди бойцов враждующих сторон и к еще большим жертвам среди мирного населения. Не надо забывать, что Мосул и в инженерном, и в тактическом плане неплохо подготовлен к длительной обороне. Система туннелей, соединяющих опорные пункты, позволит джихадистам активно маневрировать, контратаковать наступающего противника с тыла и во фланги и делать это внезапно. Восточную часть города, может быть, и удастся отбить у ИГ относительно быстро, но в западной, судя по всему, коалиция рискует завязнуть в долгих изматывающих уличных боях.

С самого начала операции становиться ясно, что наступление будет вестись с применением обычной для военной школы США тактики, суть которой прямолинейность, неторопливость, массированное применение артиллерии и авиации. Иракские войска и пешмерга уже на первом этапе медленно продвигаются вдоль основных дорог. Если исламисты все же решатся оборонять Мосул, то самое интересное начнется после втягивания войск коалиции в город, а кульминацией станет штурм западной его части. Мирное население Мосула не покидает своих домов, и это неизбежно приведет к многочисленным жертвам.

В настоящее время большую активность в Ираке наряду со спецслужбами Запада проявляют турецкая разведка и иранская. При этом лишь Турция пытается активно противостоять Ирану на иракской территории, но в этой борьбе у нее заведомо слабые позиции. Влияние Тегерана на Багдад – факт неоспоримый. США так и не наладили устойчивый диалог с Ираном, но косвенно способствуют усилению его влияния в регионе, а шиитам прямо помогают захватывать суннитские земли в Ираке. Таким образом, Тегеран успешно продвигается в выполнении своей стратегической задачи по доминированию на Ближнем Востоке и созданию коридора до Средиземноморского побережья. В Ираке персам сопутствует успех благодаря усилиям коалиции, а в Сирии им приходится воевать против союзников этой коалиции. Для выхода к Средиземному морю Тегерану необходимо сохранение власти Башара Асада в Дамаске и сохранение целостности Сирии. В свою очередь, Эр-Рияд никогда не смирится с возможной потерей Сирии и уже практически случившейся потерей Ирака. Американцы, бесспорно, правильно оценивают намерения противников (Тегерана и суннитских монархий Персидского залива) сражаться до победного конца, более того, заокеанские политики всячески способствуют вражде суннитов и шиитов (не последнюю роль в этом деле играет Израиль). Следует предполагать, что в случае уничтожения «Исламского государства» Саудовская Аравия продолжит борьбу с Ираном и шиитами. Если понадобится, на месте поверженного монстра возникнут другие. Отсюда следует вывод – быстрое окончание войны на Ближнем Востоке ожидать не следует.

Прогнозировать, сколько времени продлится штурм Мосула, пока сложно — все зависит от того, решат ли боевики отступить или будут обороняться. А после освобождения Мосула от «Исламского государство» в нем может быть создан автономный регион по образцу Иракского Курдистана, чтобы обеспечить права религиозных и национальных меньшинств.

Связанные с ИГ новостные агентства сообщают, что за последние дни группировка осуществила 10 атак смертников на продвигающиеся силы недалеко от Мосула, а отряды «пешмерга» окружили пять деревень, но не смогли их взять.

Изначальной причиной затягивания начала операции было то, что представители коалиции не могли договориться, что будет после свержения ИГ. Сунниты в Мосуле не хотят, чтобы шииты властвовали над ними и угнетали их. Если иракские власти все подгребут под себя, то новый конфликт неизбежен. ИГИЛ появился из-за этих причин — сунниты претендуют на власть, на расширение полномочий. Это было игнорировано со стороны центральной власти Ирака.

После падения Мосула, другим единственным крупным оплотом ИГ останется сирийская Ракка.

Оставьте свой комментарий к статье:

Рекомендуем прочитать

КЕМЕЛ ТОҚАЕВТЫҢ «СОЛДАТ СОҒЫСҚА КЕТТІ» РОМАНЫ ТУРАЛЫ ОЙ (дипломат шығармашылығы рубрикасы)

Екінші дүниежүзілік соғыстың жауынгері, сержант, бейбіт өмірде журналист, жазушы, қоғам қайраткері Кемел Тоқаевтың шоқтықты туындысы «Солдат соғысқа кетті» романы анығында автобиографиялық шығармасы болғандықтан,...

Что забыли сектанты в Болгарской исламской академии?

В Болгарской исламской академии (БИА) идут вступительные экзамены. В этом году более 130 человек подали заявления в приемную комиссию высшего мусульманского образовательного учреждения России. С 6 по 14 августа в...

Белоруссия хочет делать бизнес в Сирии, но воевать за Сирию была не готова

Пару дней назад белорусский президент Александр Лукашенко, поздравляя сирийского коллегу Башара Асада с 25-летием установления дипломатических отношений между государствами, заявил о том, что Белоруссия готова...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока