KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

Деятельность России и Китая на Ближнем Востоке

Деятельность России и Китая на Ближнем Востоке

28.02.2021

В условиях нарастающей напряженности на Ближнем Востоке, политическое руководство США продолжает разработку новой стратегии в регионе.

Так, 9 мая 2019 года Комиссии по Ближнему Востоку, Северной Африке и международному терроризму Конгресса США был представлен доклад «Россия и Китай на Ближнем Востоке (вовлечение Соединенных Штатов Америки в эру стратегического соперничества)». Доклад был подготовлен научными сотрудниками корпорации «РЭНД» (Санта Моника, Калифорния) под руководством ведущего эксперта по региону Кристины Вурмус.

Эксперты научно-исследовательской организации на основе анализа открытых источников рассмотрели особенности современной эры стратегического противостояния. Затем в двух главах проанализирована деятельность России и Китая в регионе. Особое внимание разработчики документа уделили рекомендациям для высшего политического руководства США по противодействию России и Китаю на Ближнем Востоке. Далее представлено основное содержание глав документа.

Новая эра стратегического противостояния

Эксперты корпорации «РЭНД» отмечают, что Россия и Китай за последнее время значительно усилили свою деятельность на Ближнем Востоке. Их деятельность реализуется по нескольким основным направлениям: торговля, инвестиции, энергетика, военное сотрудничество, дипломатические связи и др. В течение последних 10 лет Китай последовательно наращивает свою деятельность в странах региона. В свою очередь, Россия вернулась в регион только в 2015 году. Это было связано с трагическими событиями в Сирии и необходимостью оказать помощь режиму президента Б. Асада и дальнейшим размещением своего воинского контингента в Сирии. В эру стратегического противостояния дальнейшее расширение деятельности этих двух стран в регионе представляет вызов для США. В настоящее время стратегическое противостояние распространяется не только на территорию Европы и Азии, но и на Африку, Латинскую Америку и Ближний Восток. В данных условиях, многие американцы, оценивая ситуацию в мире, отмечают, что США теряют свои позиции в качестве страны-лидера и мирового жандарма.

В обобщенной форме целью США в условиях стратегического противостояния является поддержание и развитие экономического разнообразия и безопасности в постоянно изменяющемся мире. Россия – страна с сильными вооруженными силами, но у нее неопределенные экономические перспективы. Однако, она будет стремиться поддерживаться статуса мировой державы так долго, насколько это возможно. Китай, поддерживаемый своей растущей экономической мощью, реализует долгосрочную стратегию, направленную на становление сильнейшей мировой державы в мире.

Чтобы одержать победу в этом соревновании, Россия стремится разрушить международный порядок во главе с США и западными демократиями. Она пытается восстановить то, что она считает своей законной сферой влияния в бывших странах Советского Союза и ослабить отношения между Европой и США. Китай считает, что Соединенные Штаты пытаются сдерживать его приход к власти, и хочет восстановить свое господство в Азии по отношению к Соединенным Штатам и адаптировать международный порядок, чтобы лучше учесть их предпочтения и цели. Чтобы успешно конкурировать, Соединенным Штатам необходимо иметь динамичную, продуктивную экономику, продолжать защищать и адаптировать международный порядок, который бы способствовал американскому успеху в условиях действий в коалиции с союзниками и дружественными странами.

Это стратегическое соревнование разворачивается на мировой арене, но Ближний Восток является самым важным региональным театром. Это особенно важно как для России, так и для Китая, учитывая его стратегическое расположение и обширные энергетические ресурсы. Понимание российских и китайских целей в регионе и того, как они достигают этих целей, может помочь понять, как Соединенные Штаты должны подходить к своему присутствию на Ближнем Востоке и к американским политическим решениям в регионе.

Россия на Ближнем Востоке

В 2015 году Россия вернулась на Ближний Восток со своим вмешательством в сирийскую гражданскую войну, разместив военный контингент за пределами пространства, которое Москва считает своим «ближним зарубежьем» впервые после распада Советского Союза. Россия рассматривает взаимодействие с Ближним Востоком как способ восстановить себя в качестве великой державы на мировой арене в то время, когда влияние США в регионе, по-видимому, ослабевает. Как и планы Пекина, ближневосточная стратегия Москвы опирается на поддержание хороших отношений со всеми странами региона и фокусируется на максимизации возможностей в регионе с минимальными обязательствами или потенциальными потерями.

Дипломатия и экономика

Задолго до размещения в Сирии вооруженных сил Россия наращивала свою активность на Ближнем Востоке. В регионе, где личные отношения имеют большое значение, президент Владимир Путин посвятил много времени посещению стран Ближнего Востока, включая Израиль, Саудовскую Аравию, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Иорданию, Катар, Турцию и Иран. Россия ослабляет это участие в ситуации в САР, подчеркивая свою веру в государственный суверенитет, а также ее оппозицию внешнему вмешательству и внутренним народным восстаниям. Москва также глубоко обеспокоена возможностью распространения исламского экстремизма и терроризма в России и соседних с ней государствах. По мнению Москвы, события «арабской весны», а также интервенции США в Ираке и Ливии значительно дестабилизировали регион.

Россия, в отличие от США, выступает в качестве надежного партнера для региона, который не будет только говорить о правах человека или общественных свободах, но поможет в торговле, инвестициях и энергетической дипломатии. Вместе Россия и Ближний Восток имеют более 60 процентов разведанных мировых запасов нефти и газа и добывают 50 процентов мировой нефти и почти 40 процентов ее природного газа. Когда Россия и страны Ближнего Востока сотрудничают, то преследование общих интересов имеет серьезные последствия для мировых рынков нефти и газа. Россия и Саудовская Аравия были основными движущими силами организации Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) + 1, которая фактически установила минимальный уровень цен на нефть.

Россия является не только основным экспортером нефти и газа, но и экспортирует элементы ядерных технологий на Ближний Восток, заключая сделки по строительству атомных электростанций в Иране, Иордании и Египте, также ведутся переговоры с Саудовской Аравией, которая имеет амбициозный план построить 16 ядерных реакторов к 2032 году.

Энергетическая дипломатия России позволила ей пережить сложный период в последние годы, но долгосрочные перспективы для Москвы менее надежны. Работа со странами ОПЕК над повышением цен на нефть помогла России компенсировать экономические потери, вызванные санкциями Запада. Это также принесло доход для стран Ближнего Востока. В свою очередь, страны Ближнего Востока использовали часть этого дохода для осуществления крупных закупок российского оружия и для инвестирования в Россию через такие транспортные средства, как Российский фонд прямых инвестиций. В дальнейшем, сильная зависимость России и стран Ближнего Востока от доходов от нефти и газа будет поставлена под сомнение из-за ряда изменений на энергетическом рынке, включая потенциал агрессивной политики в области изменения климата, направленной на постепенное прекращение использования добываемого топлива.

Деятельность вооруженных сил и продажа оружия

Продажа оружия также является основным компонентом взаимодействия России на Ближнем Востоке. Пятьдесят процентов российских продаж оружия идет на Ближний Восток, по сравнению с 36 процентами в 2015 году. Участие России в боевых действиях на территории Сирии не только позволило Москве провести полевые испытания широкого спектра новых вооружений и систем их доставки, но и послужило весьма заметной рекламой российского вооружения и военной техники. Хотя военная техника США рассматривается в качестве золотого стандарта в регионе, страны Ближнего Востока часто разочарованы внешнеполитическими условиями, связанными с продажей оружия США, что связано с медлительностью процесса продажи оружия США. В результате лидеры Ближнего Востока видят в России весьма жизнеспособный альтернативный источник вооружений. В 2014 году Египет подписал соглашение с Россией на 3,5 млрд долларов, а Ирак стал вторым по величине импортером российского оружия после Индии. Россия также подписала соглашения с ОАЭ, Саудовской Аравией и Катаром, которые ведут переговоры с Москвой о покупке усовершенствованной системы ПВО С-400. Россия гордится тем, что может разговаривать и работать с каждой страной в регионе, но поддержка транзакционного подхода к отношениям в регионе становится все более сложной.

Дипломатическое и военное сотрудничество России с Ираном создает проблемы и противоречия, поскольку Израиль и большинство арабских государств в регионе считают Тегеран главной угрозой для региона. Хотя Сирия и не оказалась для России «трясиной», как предсказывал бывший президент  США Барак Обама, военное участие России в ней продолжается уже четвертый год, и дипломатического разрешения конфликта не видно. Россия заключила партнерские отношения с Ираном, чтобы поддержать Б.Асада, защитить свои военно-морские и воздушные базы в Латакии и Тартусе, обеспечить проекцию своей власти в Средиземное море и на Ближнем Востоке. Однако, теперь Иран поощряет Асада противостоять уступкам, что по сути противоречит позиции Москвы.

В последние годы российско-израильские отношения стали намного ближе, о чем свидетельствует неоднократное признание Россией ударов Израиля в Сирии по «Хизбалле». В то же время Россия сотрудничает с Ираном и «Хизбаллой» на местах. Она предоставила усовершенствованную систему ПВО С-300 как Ирану, так и Сирии, и эти шаги решительно направлены против Израиля. В отношениях с Йеменом Россия встала на сторону стран Персидского залива против Ирана, причем Москва поддерживает позицию Совета сотрудничества стран Залива и призывает к урегулированию конфликта путем переговоров. Россия также в значительной степени поддерживает арабские государства в регионе в своем подходе к Ливии, поскольку Москва поддерживает генерала Халифа Хафтара, лидера светской милиции, которого поддерживают Египет, Саудовская Аравия и ОАЭ. Хотя России удается работать с большинством стран в регионе, ее подход весьма транзакционен, что может ограничить степень доверия, которое лидеры Ближнего Востока готовы инвестировать в эти отношения.

Россия находится под значительным давлением со стороны Европы из-за действий на Украине и вмешательства в выборы в Соединенных Штатах и Европе. Поэтому Москва рассматривает Ближний Восток как регион, в котором она может продемонстрировать, что остается великой державой. Хотя участие России в Сирии можно считать частично успешным, по крайней мере в ближайшей перспективе, у нее нет экономической мощи и возможностей проводить экспедиционные военные операции, которые позволили бы ей придерживаться более всеобъемлющего, долгосрочного подхода в регионе.

Китай на Ближнем Востоке

Ближний Восток является наиболее важным регионом мира для Китая после Азиатско-Тихоокеанского региона. В свою очередь, страны Ближнего Востока рассматривают Пекин как наиболее важную мировую столицу после Вашингтона по причине значительной экономической мощи Китая. Соединяя Китай через Суэцкий канал со Средиземным морем и Европой, Ближний Восток является стратегическим местом для Китая, важнейшим источником столь необходимых энергоресурсов и зоной расширения экономических связей. Китай хочет, чтобы Ближний Восток признал свой статус растущей державы, и рассматривает свои растущие отношения со странами в этой стране как возможность уравновесить влияние США.

Движимый необходимостью надежного доступа к энергетическим ресурсам региона для стимулирования его внутреннего роста, Китай, похоже, преследует стратегию на Ближнем Востоке, в которой основное внимание уделяется поддержанию позитивных отношений со всеми странами региона и недопущению застрять в различных конфликтах. Однако, это может стать более трудным, поскольку экономическое присутствие Китая потребует все большего политического участия. Пекин, в значительной степени удовлетворенный авторитарными стилями управления в странах региона, подчеркивает свою политику невмешательства в дела других стран.

Энергетические и экономические инвестиции

Двигателем углубляющегося участия Китая на Ближнем Востоке является его постоянная потребность в энергии и доступ к экономическим рынкам по всему миру. Китай импортирует половину своей нефти из стран Ближнего Востока и Северной Африки и является основным потребителем нефти в Саудовской Аравии и Иране. Международное агентство по атомной энергии ожидает, что Китай удвоит свой импорт из региона к 2035 году.

Экономические отношения Китая с Ближним Востоком повысили свой статус благодаря официальному запуску Инициативы «Один пояс – Один путь» в 2013 году. На третьем пленарном заседании 18-го Съезда Центрального комитета Коммунистической партии Китая в Пекине Ближний Восток был назван «соседним» регионом. Это указывает на то, что Ближний Восток в настоящее время входит в приоритетную геостратегическую зону Китая.

Большая часть торговли и инвестиций Китая в регионе приходится на страны Персидского залива, где особое внимание уделяется энергетике, строительству инфраструктуры, инвестициям в атомную энергетику, развитию новых источников энергии, сельскому хозяйству и финансам. Отношения Пекина с Саудовской Аравией и Ираном особенно важны, хотя поддержание продуктивных отношений с обеими странами, которые являются злейшими врагами, вероятно, будет становиться все более сложной задачей. Иран является центральным узлом китайской инициативы «Один пояс – Один Путь» на Ближнем Востоке, о чем свидетельствует растущее число китайских заводов, автомобильных, железнодорожных и портовых проектов.

Египет, Израиль и Иордания важны для усилий инициативы «Один пояс – Один Путь». Большая часть китайских товаров, идущих в Европу, проходит через Суэцкий канал, и Пекин активно расширяет зону сотрудничества вокруг канала. Иордания присоединилась к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций в 2015 году, подписав соглашения с Китаем на сумму 7 миллиардов долларов. Иордания может стать отправной точкой для будущих китайских инвестиций в Сирию, если в этой стране будет повышен уровень обеспечения безопасности. Наконец, Израиль реализует высокоскоростной железнодорожный проект с Китаем, который соединит Тель-Авив на Средиземном море с Эйлатом на Красном море.

Страны на Ближнем Востоке приветствуют экономические инвестиции Китая, но через пять лет реализации инициативы «Один пояс – Один Путь» появляются некоторые признаки беспокойства. Критики указывают на то, что проекты инициативы «Один пояс – Один Путь» приносят больше выгоды Китаю, чем принимающим странам. В дополнение к призыву Китая нанимать местных работников вместо китайских, партнеры из поднебесной и сторонние наблюдатели также поднимают вопросы об устойчивости задолженности, воздействии на окружающую среду, коррупции и общих мотивах Китая при реализации своего стратегического проекта.

Дипломатия и военная деятельность

Дипломатические и военные усилия Китая на Ближнем Востоке во многом связаны с реализацией его экономических целей, однако Пекин все чаще позиционирует себя как глобальную державу и рассматривает свои отношения в регионе в качестве противодействия влиянию США. Китай подчеркивает свой принцип невмешательства во внутренние дела других стран в своей ближневосточной дипломатии. Опасаясь быть вовлеченными во многие конфликты в регионе, Китай стремится быть другом для всех, о чем лучше всего свидетельствуют его серьезные отношения как с Саудовской Аравией, так и с Ираном. Способность Китая оставаться в стороне от региональных конфликтов и одновременно расширять свое экономическое участие обеспечивается благодаря его свободному участию в усилиях США по обеспечению безопасности в регионе.

Помимо потребности в энергоресурсах региона и признания Ближним Востоком себя в качестве растущей державы, Китай также хочет обеспечить свою безопасность как внутри страны, так и за пределами национальной территории. Уйгуры, мусульманское национальное меньшинство, проживающее в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, представляют особую озабоченность Пекина, который опасается распространения радикальной исламистской идеологии и с обеспокоенностью смотрит на сообщения о присоединении китайских уйгуров к Исламскому государству в Ираке и Сирии. Китайские дипломаты провели работу над тем, чтобы страны региона избегали публичной критики КНР за его позицию в отношении уйгурского населения и создание крупных лагерей для интернированных уйгуров. Китай опасается, что гласность разожжет и без того недовольное население и, возможно, даже спровоцирует материальную поддержку со стороны ближневосточных уйгуров.  Усилия Китая на сегодняшний день были в значительной степени успешными.

Китай является экономическим тяжеловесом на Ближнем Востоке, но его военное присутствие в регионе значительно скромнее. В 2017 году Китай создал свою первую военную базу за рубежом  в Джибути, которая расположена на Африканском Роге, на важном международном морском пути. Китай направил три военных судна для участия в многосторонних операциях по борьбе с пиратством в Аденском заливе в 2008 году, и он по-прежнему участвует в усилиях по борьбе с морскими пиратами. Пекин направил 700 миротворцев в операцию Организации Объединенных Наций в Судане в 2012 году. Кроме того, Китай выразил обеспокоенность по поводу терроризма и подчеркнул, что борьба с терроризмом является областью потенциального сотрудничества с Соединенными Штатами.

Китай вряд ли существенно увеличит свое военное присутствие на Ближнем Востоке в ближайшей перспективе, но его растущая экономика привела к увеличению ответственности за обеспечение безопасности. В настоящее время более 550 000 китайцев живут и работают на Ближнем Востоке. За последние несколько лет Китай несколько раз эвакуировал своих граждан из стран Ближнего Востока. Когда в 2011 году ситуация с безопасностью в Ливии ухудшилась, подразделения ВВС и ВМС Народно-освободительной армии Китая (НОАК), которые были в этом районе, приняли участие в эвакуации 35 000 китайских граждан. В частности, ВМС НОАК вывезли 600 граждан КНР и почти 300 иностранцев из Йемена в 2015 году.

По сути, стратегия Китая на Ближнем Востоке определяется его экономическими интересами. Китай наращивает свое коммерческое взаимодействие со странами региона, но не заинтересован в существенном углублении своей дипломатической деятельности или деятельности в области безопасности. Как и Россия, Китай будет продолжать взаимодействовать со всеми странами в регионе, хотя это становится более сложным из-за сложной военно-политической обстановки, но, скорее всего, он не будет втягиваться во многие политические и военные конфликты в регионе.

Рекомендации для Соединенных Штатов

Соединенные Штаты должны обладать всеобъемлющим видением того, где и как они могут превалировать в период стратегической конкуренции. В эру конкуренции США нужны как минимум четыре ключевых актива. Во-первых, динамичная и производительная экономика, в которой страна является лидером в таких передовых технологиях, как искусственный интеллект, квантовые вычисления и биотехнологии. Во-вторых, нужно оставаться лидером в международном порядке, чтобы были сильные позиции в международных институтах, правилах и нормах. В-третьих, Соединенным Штатам необходимо инвестировать в свою сеть союзников и партнеров, работать вместе с ними, максимально использовать силы и средства при решении глобальных проблем. В-четвертых, необходимо сохранить американскую военную мощь.

Соединенным Штатам необходимо разработать всеобъемлющую, последовательную стратегию, чтобы превалировать в сложившейся конкуренции, которая использует все элементы национальной власти: экономику; дипломатию; вооруженные силы; культуру («мягкую» силу). Обсуждение конкуренции с Россией и Китаем до настоящего времени было сосредоточено на военном измерении. Важно уже сейчас наметить, как США будут в будущем инвестировать экономику и систему национального образования, чтобы продолжить оставаться мировым лидером в области технологий и инноваций. Соединенным Штатам необходимо разработать более всеобъемлющий и структурированный подход к совместной работе с союзниками и партнерами по всему миру, чтобы конкурировать с Россией и Китаем. Предпочтение нынешней администрации двусторонних подходов не позволяет использовать сильные стороны США.

Хотя и Россия, и Китай хотят продемонстрировать свой статус великих держав на Ближнем Востоке, они, похоже, не стремятся полностью вытеснить Соединенные Штаты из региона. Ближний Восток – сложный регион, и все три страны будут время от времени бороться, чтобы успешно реализовывать свои политические цели. Соединенные Штаты должны дать понять, что не покидают регион, а реализуемый в регионе подход является последовательным. Это может улучшить образ страны в глазах лидеров стран Ближнего Востока. Соединенные Штаты должны расширять военное сотрудничество с союзниками и партнерами в регионе путем оказания помощи в экономическом развитии, стабилизации, реконструкции и решении проблем беженцев, несмотря на то, что это сокращает бюджет Государственного департамента.

Экономическая привлекательность Китая имеет свой импульс со стороны стран Ближнего Востока. Вашингтон должен внимательно следить за усилиями китайской инициативы «Один пояс – Один путь» в регионе и быть внимательным к инфраструктурным проектам, которые могут иметь негативные последствия для безопасности для присутствия США в регионе. В более широком смысле, Соединенным Штатам следует сосредоточиться на работе с союзниками и партнерами, чтобы стимулировать Китай действовать в соответствии с международными нормами торговли и инвестиций, поддерживать его, когда это выгодно, и оказывать давление, когда это нужно.

Таким образом, американские эксперты приходят к выводу, что Соединенные Штаты должны избегать чрезмерных усилий, чтобы иметь возможность успешно конкурировать в будущем. Почти 20 лет военных действий, многие из которых происходили на Ближнем Востоке, привели к гибели тысяч американских военнослужащих, истощили экономику страны, подорвали способность сосредоточиться на насущных внутренних потребностях, подорвали положение страны в мире и создали возможности для России и Китая, чтобы получить прибыль за счет США. Опираясь на собственный опыт в Ираке, Афганистане, Ливии и других странах, Соединенным Штатам необходимо сосредоточиться на своих жизненно важных национальных интересах на Ближнем Востоке и тщательно взвешивать любые решения о применении силы.

Полончук Руслан Андреевич

 

Оставьте свой комментарий к статье:

Рекомендуем прочитать

Деятельность России и Китая на Ближнем Востоке

В условиях нарастающей напряженности на Ближнем Востоке, политическое руководство США продолжает разработку новой стратегии в регионе. Так, 9 мая 2019 года Комиссии по Ближнему Востоку, Северной Африке и...

Белград қаласында «Қазақ-серб достығы аллеясы» ашылды

Ү.ж. 1 наурызда Сербия астанасында «Қазақ-cерб достығы аллеясы» ашылды. Қазақстан Елшілігі Белград қаласының мэриясымен бірлесіп «Белградқа арналған ағаш» экологиялық бастамасына қатысты. «Зеленило – Београд»...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока