KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

Как Арабы вернули свою нефть

Как Арабы вернули свою нефть

11.02.2022

В международном праве есть древний принцип Pacta sunt servanda («Договоры должны соблюдаться»).  Этот принцип был заложен и в первый известный миру письменный международный договор между египетским фараоном Рамзесом II Великим и хеттским царем Хаттуслуи III ещё в 1296 году до н.э. – «В отношении этих слов на серебряной таблице – если кто-либо не будет их придерживаться, тысяча богов земли хеттской, вмести с тысячей богов земли египетской, уничтожат его дом, его землю и его рабов.  Но тот кто будет придерживаться этих слов на серебряной таблице, независимо от того, из хеттов он или из египтян, и если он не будет небрежным в отношении их, тысяча богов земли хеттской, вмести с тысячей богов земли египетской даруют благополучие и долгую жизнь ему, вместе с его домом, землей и рабами».  Видимо, уже тогда договора всё-таки не соблюдались.  Иначе зачем прописывать такое и клясться богами?

И хотя договора действительно должны соблюдаться, но все же они соблюдаются только до того момента пока одна из сторон не нарушит договор или меняются условия договора.    Если условия вокруг договора меняются, тем более если одна из сторон нарушает договор, то из таких договоров надо выходить. Нет смысла соблюдать явно неравноправные и невыгодные договоры, которые были навязаны в неблагоприятной ситуации для одной из сторон.  Высшая справедливость требует изменений для потерпевшей и ущемленной стороны.  И в этих условиях ссылаться на то, что «договора должны соблюдаться» не имеет смысла.  Ущемлённая сторона вправе разорвать договор, которая она заключила вынуждено, под воздействием неблагоприятных обстоятельств.  Если проанализировать историю появления западных нефтяных компаний в арабском мире, возникновения национальных нефтегазовых компаний и взаимоотношения арабских стран с транснациональными корпорациями такие параллели напрашиваются сами собой.

Саудовская Аравия

В 1933 году Саудовская Аравия подписала концессионное соглашение с американской компанией Standard Oil of California (SOCAL) – так назывался в прошлом Chevron, — на разведку и добычу нефти в восточной части королевства сроком на 60 лет.  По условиям этого соглашения король Саудовской Аравии получал единовременно $175 тыс. долларов, заем в $100 тыс. долларов, бонус коммерческого обнаружения $500 тыс. долларов, после того, как нефть будет найдена, а также ежегодно $25 тыс. долларов в виде арендной платы.  В общем, не так уж и много.

Через 5 лет нашли нефть.  Нефти было очень много.  Для работы на территории Саудовской Аравии SOCAL создала дочернюю компанию California Arabian Standard Oil Company (CASOC).  Впоследствии, эту компанию переименовали в ARAMCO — Arabian American Oil Company.  Поменялись и акционеры ARAMCO – вместо SOCAL туда пришли Standard Oil of New Jersey (впоследствии Exxon) и Socony Vacuum (впоследствии Mobil).  Уже в 1954 году ARAMCO вышел на уровень добычи в 1 млн. баррелей в сутки.

Через 17 лет после подписания соглашения о концессии, в 1950 году король потребовал пересмотра условий концессии и введения новых условий сотрудничества — на принципе раздела прибыли 50%/50% между Саудовской Аравией и участниками концессии. Американцы на это согласились. Это соглашение стало примером для пересмотра концессионных договоров по всему пост-колониальному миру.  В 1952 году штаб-квартира ARAMCO была переведена из Нью-Йорка в саудовский город Дахран. В 1959 году в первый раз двое саудовцев вошли в совет директоров компании.

В декабре 1972 года королевство подписало с американцами договор о том, что оно получит долю в 25% акций в ARAMCO, и эта доля поэтапно возрастет до 51% через 10 лет.  Но уже в 1973 году случился мировой нефтяной кризис, который позволил саудовцам воспользоваться ситуацией и в очередной раз пересмотреть условия сотрудничества с концессионерами, и таким образом уже в 1980 году вся компания стала принадлежать Саудовской Аравии.  В 1984 году президентом компании в первый раз стал саудовец, а в 1988 году и оперативное управление компанией ARAMCO полностью перешло к саудовцам.  В том же 1988 году компания была переименована в Saudi Arabian Oil Company. Впрочем, старое сокращенное название ARAMCO продолжает использоваться до сих пор, также как и комбинированное Saudi ARAMCO.

Вот так Саудовская Аравия за 37 лет с даты подписания концессионного соглашения или за 32 года со дня обнаружения нефти, сумела без конфликта с американцами вернуть всю нефть страны в свои руки.  Американцы и сейчас работают в этой стране в качестве подрядчиков, а у Саудовской Аравии и США сохранились стратегическое партнёрство и союзнические отношения.  В 1993 году доходы Saudi ARAMCO составили $22 млрд. долларов.  А ведь если бы саудовцы соблюдали условия концессионного договора от 1933 года по принципу «Договора должны соблюдаться», то и в 1993 году получили бы всего $25 тыс. долларов за аренду нефтяных полей.

Объединённые Арабские Эмираты

В ОАЭ разведку нефти начали в 30-е годы прошлого века (также как в соседней Саудовской Аравии), но крупные месторождения обнаружили позднее в 1958 и 1960 г.г., а на экспорт начали отправлять лишь в 1962 году.  Эта бывшая британская колония, называвшаяся ранее Договорной Оман, независимость получила в 1971 году.

Уже в первый год независимости, президент ОАЭ шейх Заед ибн Султан аль Нахайян потребовал пересмотра договоров о разделе продукции, по которым в казну поступало лишь 10% доходов, а 90% уходило английским компаниям.   По местной легенде, шейх заявил, что распределение доходов должно быть ровно наоборот.  А по факту, в 1970 году британцы заплатили 160 млн. фунтов стерлингов арабам, а уже в 1976 году ОАЭ заработал $7 млрд. долларов.

1 января 1974 года созданная правительством эмирата Абу-Даби Государственная национальная нефтяная компания (ADNOC) выкупила 60% акций всех действовавших в Эмирате нефтедобытчиков. Одновременно правительство Дубай выкупило 60% акций Dubai Petroleum.  В настоящее время с учетом дивидендов и налогов ОАЭ в среднем получает 92% от доходов нефтекомпаний.

Правительству ОАЭ потребовалось всего 3 года после обретения независимости, чтобы поставить под контроль нефтегазовую индустрию.

Кувейт

Начало нефтяной истории Кувейта относится к 1934 году, когда шейх Ахмед аль-Джабер ас-Сабах впервые выделил участок под концессию на 75 лет «Кувейтской нефтяной компании», учредителями которой выступили Anglo-Persian Oil (ныне British Petroleum) и Gulf Oil Corp (ныне часть Chevron).  Таким образом, концессия должна была закончиться в 2009 году.

Бурение первой скважины в Кувейте началось в 1936 году и уже в 1938 было открыто второе крупнейшее в мире месторождение нефти — Бурган.  Разработка его началась, однако, только после Второй мировой войны, а экспорт начался лишь с 1946 года.

В 1960 году Кувейт приобрел 60% акций в Кувейтской нефтяной компании, а с 1975 года стал единственным акционером компании.  Таким образом, Кувейт спустя всего лишь 14 лет с обретения независимости сумел полностью поставить под контроль нефтяные ресурсы страны.  Представляете, если бы кувейтские эмиры придерживались принципа все контракты должны строго соблюдаться – сидели бы на бобах до 2009 года.

Бахрейн

В 1925 году шейх Бахрейна Хамад бин Иса Аль-Халифа предоставил концессию американской компании Gulf Oil.  В 1929 году компания Standard oil of California (ныне Chevron) учредила в Канаде Bahrain Petroleum Company и выкупила активы Gulf Oil в Бахрейне.  В 1932 году именно эта компания открыла первую нефть в арабской части Персидского залива.  В 1936 году Standard oil of California продала 50% акций Bahrain Petroleum Company в пользу другой американской компании, — Texaco.

В 1971 году королевство Бахрейн обрело независимость.  И уже в 1981 году правительство Бахрейна выкупило 60% акций Bahrain Petroleum Company.  В 1997 году правительство Бахрейна полностью выкупило акции Bahrain Petroleum Company.  Таким образом, Бахрейну понадобилось 26 лет с момента получения независимости, чтобы полностью поставить под контроль нефтегазовый сектор.

Катар

В 1935 году компания Petroleum Development of Qatar (позже переименованную в Qatar Petroleum) получила концессию на разведку и добычу нефти сроком на 75 лет, то есть до 2010 года.  Первоначально акционером компании была Anglo-Persian Company (ныне British Petroleum).  Затем акционерами компании через Iraq Petroleum Company стали Royal Dutch Shell Group; Anglo-Persian Company (ныне British Petroleum); Compagnie Francaise des Petroles (ныне Total); Near East Development company (ныне ExxonMobil); и Partex.  Добыча нефти началась лишь в 1947 году.

Независимость Катар получил в 1971 году.  По соглашению 1973 года Правительство Катара выкупило 25% акций компании и получило право выкупить до 51% акций до 1981 года.  Однако, уже в 1974 году соглашение было пересмотрено и Правительство Катара сразу выкупило до 60% акций компаний.  А в 1977 году Правительство Катара полностью национализировало нефтегазовый сектор.  Таким образом, уже через 6 лет после обретения независимости и 30 лет спустя начала добычи нефти, Правительство Катара полностью взяло под контроль нефтегазовую промышленность страны.

Оман

Концессия на разведку нефти в Омане была предоставлена в 1937 году компании Petroleum Development Ltd, которая в свою очередь была дочерней компанией Iraq Petroleum Company.  Акционерами этой компании были по 23,75% — Royal Dutch Shell Group; Anglo-Persian Company (ныне British Petroleum); Compagnie Francaise des Petroles (ныне Total); Near East Development company (ныне ExxonMobil); и 5% принадлежали компании Partex, представляющей интересы небезызвестного авантюриста Калуста Гульбекяна.  Концессия была предоставлена на 75 лет до 2012 года.

В 1951 году султанат Оман обрёл независимость.  Первую нефть в стране нашли в 1962 году.  А уже в 1974 году правительство Омана выкупило 60% акций в компании Petroleum Development.  Оставшиеся 40% принадлежат Shell (34%); Total (4%) и Partex (2%).  Таким образом, Оман выкупил большую часть нефтяной индустрии спустя 12 лет после обнаружения нефти.

Казахстан

Первую нефть в нашей стране обнаружили ещё в конце XIX веке задолго до разработки нефти на Ближнем Востоке.  Первые транснациональные компании в Казахстане появились ещё до Первой Мировой войны, например компания Нобель.

Советское время считается периодом становления нефтегазовой промышленности Казахстана.  В этот период построили все НПЗ, начали прокладывать трубопроводную сеть, открыли многие известные месторождения.  В тоже время в советское время нас не спрашивали, вывозили всё что хотели, включая нефть.  Местные кадры не особенно развивались.  Например, на заре независимости на Тенгизе всего 4% сотрудников были казахи.

После обретения независимости Казахстан сделал очень правильные шаги в привлечении иностранных инвестиций.  Нужно понимать, что в момент обретения независимости, Казахстан испытал все трудности, которые сопровождают любое государство отделившееся от метрополии, а также прошёл путь отказа от социалистической обанкротившейся экономики и перехода в капитализм.  Денег в стране катастрофически не хватало – нужно было найти инвесторов, которые перезапустят существующие и создадут новые производства, привнесут мировые технологии, начнут стабильно платить зарплату людям и налоги государству.   И действительно благодаря прозорливости первого Президента Казахстана в страну потекли иностранные инвестиции и были запущены первоклассные мировые проекты: освоение месторождений Тенгиза, Карачаганака, Кашагана, строительство нефтепроводов КТК, Казахстан – Китай, газопроводы Центральная Азия – Китай, Бейнеу-Бозой-Шымкент, обновление казахстанских НПЗ.  За 30 лет независимости в стране появились зачатки нефтесервисного бизнеса, начали производить какое-то оборудование для нефтяной промышленность, основная часть нефтяников стали граждане Казахстана.  Как говориться, сделано не мало.

Теперь насчет контрактов на недропользование.  Договоры безусловно должны соблюдаться и Казахстан все эти 30 лет строго соблюдал контрактные условия с иностранными недропользователями.  Вот только стоит задуматься соблюдают ли иностранные инвесторы свои обязательства.  Возьмём Тенгиз – по плану завод второго поколения (увеличение производства нефти на 15 млн. тонн) планировали построить за $2,5 млрд долларов США, а по итогу построили за $7,5 млрд долларов США.  Сейчас завершают завод третьего поколения (увеличение производства нефти на 12 млн. тонн) за $36,8 млрд долларов США (это то, что утвердили, сколько на самом деле будет потрачено поймем только когда достроят завод).  Однако, уже сейчас понятно, что завод третьего поколения обойдется Казахстану в 5 раз больше чем завод второго поколения!  Посмотрите на Кашаган – расходы на освоение уже составили $60 млрд долларов США!  Мы когда прибыль увидим?  Ведь сначала возмещаются затраты.

Для сравнения Кувейт в 2020 году добывал 2,625,145 баррелей в сутки, а государственные доходы составили $61,174 млрд долларов США.  Большую часть доходов Кувейта приносит нефть.  В том же 2020 году Казахстан добывал 1,756,705 баррелей нефти в сутки, а государственных доходы составили лишь $29,576 млрд долларов США.  У Казахстана бюджет на 44% сформирован из нефтяных доходов.  Но если сравнивать эти две страны, то в 2020 году Казахстан мог бы получить все $30 млрд долларов США доходов только от нефти.  Уже сейчас наш госбюджет был бы $45-50 млрд долларов США.

Казахстану стоит реалистично подойти к возможностям роста благосостояния населения и доходам государства.  Никакой малый и средний бизнес в жизни не принесёт таких доходов, которые требуется для создания богатого и процветающего государства, но вокруг добывающего сектора экономики можно построить предприятия, в том числе с участием МСБ.

Очень сомнительна и надежда на иностранные инвестиции в не сырьевой сектор.  Ввиду высокой волатильности тенге, зарубежные инвесторы ограничились инвестированием в сырьевой сектор, ориентированный на экспорт.  А смысл инвестировать в не экспортно-ориентированный сектор экономики?  Да, в тенге можно заработать, но после обвала тенге (а это происходит регулярно), инвестор в лучшем случае вернёт те же самые деньги в долларах.  Это бег на месте.  Лучше просто в долларах деньги держать и вообще ничего не делать.  Никакие государственные льготы (СЭЗ, индустриальные зоны со специальными налоговыми и таможенными режимами) не решат проблему нехватки капитала, пока Национальным Банк не установит стабильный курс тенге на десятилетия.  В тех же Эмиратах, куда так любят ездить казахстанцы, курс местной валюты остаётся неизменным на протяжении 50 лет.  Дубай не появился бы, если Правительство ОАЭ каждый раз грохала бы свой дирхам.  Это и одно из основных причин недовольства населения в Казахстане, вроде бы происходит рост экономики, а потом Национальный Банк Казахстана девальвирует тенге и покупательная способность наших зарплат уменьшается (иногда вдвое).

И нет у нас Google, Amazon или BMW.  Остаётся одно – полагаться на богатства своих недр.

Между тем Казахстану катастрофически не хватает денег, население растёт, а доходы (в долларах) остаются на уровне 10 летней давности, т.е пропорционально населению наши доходы даже уменьшились.  В результате Правительство вынуждено ежегодно запускать руку в Национальный фонд и финансировать бюджетные расходы.  Фактически у нас дефицит государственного бюджета в размере $10 млрд долларов США в год, с перспективой роста дефицита.

И в этой связи опыт арабских стран Персидского залива по возврату нефтегазовой отрасли в свои руки мне кажется очень поучителен для Казахстана.   Арабские шейхи не постеснялись выкупить свою нефтяную промышленность, несмотря на подписанные контракты, сделав свои страны богатыми и процветающими.  При этом, арабские страны Персидского залива провели очень трудные и длительные переговоры, нашли аргументы почему нефтяная промышленность должна принадлежать государству, грамотно юридически закрепили новый статус-кво и самое главное не стали проводить национализацию без компенсации, а выкупили нефтяные компании, расстались на хороших условиях с транснациональными компаниями и сейчас привлекают их в качестве подрядчиков, и не ссорились с Западом, которым в основном и представлены транснациональные корпорации.  Заняло это от 3 до 32 лет.

Казахстан во многом был вынужден в свое время за относительно небольшие деньги передать крупные нефтяные месторождения под контроль иностранцев.  Ситуация на заре независимости страны была очень неблагоприятная.  Этим и воспользовались.  Но всё течёт, всё меняется.

Мы никогда не сможем стать богатым государством, если основные месторождения будут принадлежат иностранцам – Тенгиз на 80%; Кашаган на 83,123%; Карачаганак на 90%.  Должно быть ровно наоборот.  Это ключ к успеху и решения наших проблем.

 

АВТ.: ШАЙКЕНОВ НУРЖАН

Оставьте свой комментарий к статье:

Рекомендуем прочитать

ШЫҒАНАҚ АРАБ ЕЛДЕРІНІҢ ГУМАНИТАРЛЫҚ КӨМЕК КӨРСЕТУ САЛАСЫНДАҒЫ ІС-ӘРЕКЕТТЕРІ ТУРАЛЫ

Парсы шығанағының араб монархиялары гуманитарлық салаға үлкен мән береді және оны жаһандық та, ұлттық та деңгейде өзінің сыртқы саясатының негізгі бағыттарының бірі ретінде қарастырады. Бұл бірінші кезекте –...

Религией Саудовской Аравии мог быть иудаизм

Новое исследование древних изменений климата показало, что около 1500 лет назад Южная Аравия пострадала от многолетней засухи. Это, вероятно, способствовало падению некогда могущественного еврейского царства,...

Региональный союз будет независим от США?

Вчера, 22 июня, впервые за четыре года, самолет наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана приземлился в турецком аэропорту. Для него и президента Турции Реджепа Эрдогана это завершение периода...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока