KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

Киберпространство – сфера вызовов и возможностей

Киберпространство – сфера вызовов и возможностей

20.11.2023

Продолжающийся конфликт между Израилем и ХАМАС перекинулся и на киберпространство. Противоборствующие стороны, наряду с другими группами, так называемых «хактивистов», проводят множество операций против друг друга. Несмотря на широкие возможности Израиля в области кибербезопасности и его глобальную репутацию, противники преуспели во взломе израильских систем. Кроме того, эффективно используются платформы социальных сетей и другие цифровые пространства для проведения операций влияния, направленных на формирование глобального мнения о продолжающемся конфликте.

По имеющимся данным, израильская система оповещения населения «Цева Адом», предназначенная для оповещения граждан о ракетных атаках, была отключена в течение часа после теракта. Ответственность за нападение предположительно взяла на себя группировка «Анонимный Судан», известная своими нападениями на религиозной почве. Известные новостные онлайн-платформы, такие как «The Jerusalem Post», в течение двух дней подвергались непрерывным DDoS-атакам. Фактически, в первые дни конфликта главными объектами DDoS-атак были СМИ, на долю которых пришлось до 56% всех атак на израильские сайты.

Правительственные учреждения, в том числе Банк Израиля и израильский Кнессет, также столкнулись с перебоями в работе в первые дни конфликта. Взламывались рекламные щиты для демонстрации пропалестинских сообщений. Сообщалось о том, что личная информация военнослужащих и сотрудников Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) и израильских служб безопасности публиковалась на некоторых платформах «даркнета». Несмотря на то, что источник и время утечки неизвестны, публикация этих подробностей во время конфликта убедительно свидетельствует о четкой связи с продолжающимися боевыми действиями. Несколько гуманитарных организаций также подверглись DDoS-атакам.

Кибератаки коснулись не только субъектов, непосредственно участвующих в конфликте. В таких странах, как США, Франция, Индия и Италия, наблюдается значительный рост киберактивности против них. Несколько групп «хактивистов», было вовлечено в кибероперации против этих государств из-за их открытой поддержки Израиля. Однако важно отметить, что эти государства не подтвердили информацию, связанную с подобными операциями, и распространявшуюся в Telegram-каналах. Некоторые арабские и исламские страны также подверглись кибератакам со стороны этих группировок из-за неоднозначной поддержки Палестины.

Недавняя эскалация также оборачивается битвой нарративов или, как это часто бывает, «борьбой за имидж». В асимметричном характере конфликта между Израилем и ХАМАС, где государство борется с негосударственным субъектом, более слабая сторона также использует изображения в качестве оружия для влияния на общественное мнение. Такая интеграция образов с войной даже получила свой термин — «Imagefare», где визуальные эффекты служат заменой традиционным военным средствам для достижения политических целей. Использование изображений усиливается платформами социальных сетей. ХАМАС использовал эти платформы для проведения операций влияния, стремясь мобилизовать общественную поддержку для своих действий против грозного противника. В то же время это вселяет страх и неуверенность в израильтян в отношении их предполагаемой непобедимости. В день теракта организация ХАМАС использовала свои Telegram-каналы и другие аккаунты в социальных сетях для распространения информации о своих нападениях, как на израильские военные объекты, так и на гражданских лиц.

ХАМАС также использовал видеоматериалы GoPro с видом от первого лица (FPV) для съемки устрашающих видеозаписей своих нападений на мирных жителей, в том числе захвата заложников в секторе Газа. В свою очередь Израиль использовал данные видео, чтобы заручиться международной поддержкой своих авиаударов и наземных операций в секторе Газа. Стороны также захватывают аккаунты своих жертв в социальных сетях, транслируя в прямом эфире душераздирающие переживания пленников с этих скомпрометированных аккаунтов.

Из-за широкого охвата и доступности социальных сетей эти платформы также изобилуют ложной информацией и дезинформацией. Более широкая доступность инструментов искусственного интеллекта (ИИ) используется для производства и распространения сфабрикованных изображений и видео. «Дипфейк-видео», получившие известность на ранних этапах российско-украинской войны, также используются для того для дезинформации и распространения ложных нарративов в продолжающейся борьбе за общественное мнение в конфликте между Израилем и ХАМАС. Эти ложные нарративы, основанные на технологиях, представляют собой серьезную проблему для «фактчекеров» и публичной дипломатии сторон.

По мнению наблюдателей, инструменты искусственного интеллекта также используются для «сгущения тумана войны», а война между Израилем и ХАМАС является беспрецедентной с точки зрения распространения дипфейкового контента. Огромное количество изображений, которые могут быть созданы с помощью простых команд с помощью инструментов ИИ, представляет собой серьезную проблему для модераторов контента и других организаций, стремящихся доставлять срочные новости, сохраняя при этом доверие аудитории.

На фоне хаоса крупные технологические компании столкнулись с растущим вниманием из-за всплеска вредоносного контента и дезинформации. Вице-президент Европейской комиссии Вера Юрова обратилась к руководителям «TikTok» и социальной сети «X» с просьбой активизировать усилия по противодействию незаконному разжиганию ненависти. Проблема дезинформации также фигурировала в жестком письме Европейского союза в адрес Илона Маска. В письме его предупредили о потенциальных действиях, которые могут быть предприняты против платформы, если она не будет соблюдать регулирующие законы и адекватно реагировать на обостряющуюся проблему фейковых новостей на «X».

Учитывая гибридный характер современных конфликтов, перетекание конфликта в киберпространство предполагается, что Израиль предвидел такой сценарий. Вопрос заключается в том, был ли он адекватно подготовлен к ответу на такие угрозы.

Израиль воздерживается от кинетических атак, специально нацеленных на кибероперации ХАМАСа в нынешнем конфликте, в отличие от предыдущих столкновений. Тем не менее, Тель-Авив стремится извлечь выгоду из своего технологического превосходства с помощью различных мер. Согласно сообщениям, Израиль обратился за помощью к компаниям, производящим шпионское программное обеспечение, в отслеживании заложников в секторе Газа.

В ответ на растущие киберугрозы были введены чрезвычайные правила, позволяющие ЦАХАЛ и ШАБАК применять контрнаступательные меры в киберпространстве. Например, было разрешено проникать в компьютеры, используемые для управления стационарными камерами. Такие меры, как глушение GPS приводили к значительным сбоям в работе израильских приложений по определению местоположения. Израиль также принял меры против усилий ХАМАС и его сторонников по сбору средств в криптовалюте, заморозив счета, подозреваемые в финансировании операций ХАМАСа.

Продолжающийся конфликт наглядно демонстрирует угрозы, с которыми сталкиваются стороны в современных конфликтах. Чрезвычайно важной данная проблема представляется для Казахстана и других стран, где информатизация представляет собой стратегический вектор развития.

Угрозы кибербезопасности представляют опасность для информационных систем и данных. Недостаточные меры по защите информации и недостаточная осведомленность граждан способствует удачному совершению кибератак и утечек данных.

Актуальной проблемой в вопросах информатизации общества и обеспечения информационной безопасности является зависимость от поставщиков телекоммуникационного оборудования. Ярким примером является ситуация в Российской Федерации, где ряд мировых лидеров в области создания телекоммуникационного оборудования отказались от его дальнейшей поставки и поддержки. Не стоит списывать со счетов и высокую вероятность наличия незадекларированных функций у такого рода оборудования, позволяющих его разработчикам осуществлять к нему удаленный доступ.

Исходя из вышеизложенного, основные направления укрепления кибербезопасности в киберпространстве могут в себя включать:

  1. Создание сильной системы защиты информационной инфраструктуры страны и надежных механизмов реагирования на возможные киберугрозы.
  2. Повышение информационной грамотности, осведомленности о методах манипуляции информацией и развития критического мышления у населения страны.
  3. Признание киберпространства сферой обеспечения защиты национальных интересов с созданием сил и средств, позволяющих в нем действовать с определением границ цифрового суверенитета государства.
  4. Принятие Кодекса о кибербезопасности (свода законов) для создания и регулирования правового режима всех сфер деятельности и всех субъектов государства в киберпространстве с учетом международных стандартов и передового опыта других стран.
  5. Развитие собственных технологий, определяющих цифровой суверенитет государства: технологии, связанные с вычислительной техникой, включая микроэлектронику, квантовые информационные системы и искусственный интеллект.

Таким образом, успешная информатизация требует комплексного подхода с учетом всех аспектов кибербезопасности, объединяющего законодательные, организационные и технические меры. Реализация указанных путей может способствовать развитию информационных технологий, повышению качества жизни граждан и укреплению позиций страны на международной арене.

Оставьте свой комментарий к статье:

Архивы статей

Рекомендуем прочитать

Об энергетической безопасности стран центрально-азиатского региона

Зима для Центрально-азиатского региона (ЦАР) имеет особое значение ввиду климатических особенностей, которые требуют организации системы отопления всей инфраструктуры. Однако системы теплоснабжения ЦАР подвержены...

О роли Японии в Центральной Азии

На полях Генеральной Ассамблеи ООН была достигнута договоренность о проведении в 2024 году саммита «Центральная Азия – Япония». Мировые державы проявляют интерес к республикам Центральной Азии по разным причинам, в...

О ближневосточном векторе внешней политики Казахстана

Ближневосточный вектор внешнеполитического ведомства Республики Казахстан развивается очень активно. МИД РК обладая серьезным кадровым потенциалом в лице молодых квалифицированных специалистов под руководством...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока