KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

Относительно проекта «Трансанатолийский газопровод» (TANAP)

03.08.2016

Диверсификация импорта газа является одной из основных задач западноевропейских государств, видящих в этом энергетическую безопасность и независимость от России. С начала 21 века европейцы находятся в поиске  новых стран-источников «голубого топлива», однако, до настоящего времени большинство проектов газопроводов оставались лишь на бумаге.

В новых геополитических условиях европейские страны большие надежды возлагали на т.н. «Южный газовый коридор» и его важную составляющую – «Трансанатолийский газопровод» (TANAP).

«Южный газовый коридор» действительно можно назвать одним из самых приоритетных для Евросоюза энергетических проектов, призванный не только диверсифицировать маршруты и источники энергопоставок, но и подорвать монополию России на экспорт энергетических ресурсов в европейские страны.

В основе проекта лежит расширение «Южнокавказского газопровода» (Баку-Тбилиси-Эрзурум), строительство в Турции «Трансанатолийского газопровода» (TANAP) и его продление по территории Европы посредством «Трансадриатического газопровода» (TAP).

Важной частью «Южного газового коридора» выступает именно TANAP, через который предполагается в 2019 г. доставлять газ от азербайджанского месторождения Шах-Дениз через Грузию и Турцию к границам Греции. По этой газопроводной системе европейцы намерены поставлять в свои страны до 20 млрд. кубометров газа. Турция же при этом будет получать порядка 6 млрд. кубометров «голубого топлива». В дальнейшем мощность газопровода и вовсе планируется увеличить до 31 млрд. кубометров. Что же касается строительства, то в Азербайджане оно уже ведется, а 17 марта 2015 года в г. Карс состоялась символическая церемония закладки и турецкого участка газопровода.

Вместе с тем, одной из основных проблем TANAP является вопрос заполнения газопровода: Азербайджан не способен полностью поставлять 20 млрд. кубометров газа в год ввиду того, что Баку пока добывает за один год лишь 16 млрд. кубометров «голубого топлива», в том числе, который используется для собственного потребления.

Первым из потенциальных поставщиков природного газа, безусловно, является Иран, у которого разведанные запасы больше азербайджанских в 17 раз. Однако первым «подводным камнем» возможного участия иранцев в проекте являются различные противоречия с западными государствами и США.

До снятия санкции с Ирана Брюссель обсуждал вопрос по иранскому газу достаточно активно. И возможно, именно это послужило причиной резкой активизации переговоров с Ираном по его ядерной программе.

По некоторым данным, в ноябре 2014 года в обмен на снятие санкций американская сторона предложила Тегерану принять участие в формировании общего с Азербайджаном «энергетического коридора» в Европу, присоединившись к проекту TANAP.

Однако вопрос участия Ирана в проекте до сих пор не решен. Присоединение Тегерана к TANAP будет означать охлаждение отношений Ирана со своим ближайшим союзником – Россией, что может привести к тому, что Москва потеряет на Ближнем Востоке своего главного союзника, а Тегеран лишится своего главного защитника в потенциально возможном конфликте с США и Израилем. Не следует забывать в этой связи и о Китае, который является одним из основных участников антиамериканского блока, и в который Иран поставляет довольно весомую часть своих природных ресурсов. Тем более, что после промежуточных договоренностей Пекин начал активно готовиться к проекту строительства газопровода между Ираном и Пакистаном.

Другой аспект связан с экспортом «голубого топлива» и устойчивыми рынками сбыта, которых у Ирана не так много. Одним из главных является турецкий: Иран обеспечивает до 25% внутренних потребностей Турции в природном газе. Вместе с тем, учитывая разногласия, которые существуют между Анкарой и Тегераном по Сирии, Ирак и Йемену, Иран не планирует повышать объемы экспорта через турецкий газопровод, то есть через страну, являющуюся членом НАТО.

Именно по этой причине еще в 2011 году возникла идея газопровода через Ирак в Сирию и далее на Кипр, а затем и в Грецию, т.е. в обход Турции, что соответственно не устроило США, КСА и Катар. В связи с военными действиями в Сирии и в Ираке строительство газопровода стало невозможным. Продолжающаяся война в Сирии приносит прибыль и турецкой экономике: десятки миллионов тонн иракской нефти и газа вместо сирийских портов оказываются теперь в портах Турции, особенно этот процесс усилился после того, как в сентябре 2014 г. американская авиация уничтожила практически все работавшие в Сирии нефтегазоперерабатывающие заводы.

Таким образом, можно предположить, что иранская сторона в перспективе согласится наполнять TANAP своим газом, увеличивая тем самым геополитическую роль Турции.

Помимо Ирана, заместить недостающие объемы газа в «Трансанатолийском газопроводе», могут и другие страны. Прежде всего, это, конечно же, Туркменистан, запасы которого оцениваются от 13 до 21 трлн. кубометров газа, что является четвертым показателем в мире. В этой связи Анкара и Баку активно работают в этом направлении. Так, в начале февраля 2015 года в Ашхабаде состоялась трехсторонняя встреча глав МИД Туркменистана, Азербайджана и Турции, после которой руководитель турецкого внешнеполитического ведомства М.Чавушоглу заявил, что Турция и Азербайджан призывают Туркменистан присоединиться к реализации проекта TANAP.

Следует отметить, что Турция не первый год присутствует в туркменской экономике и активно на нее влияет. К примеру, среди всех зарубежных компаний, функционирующих в строительной отрасли данной страны, лидируют именно турецкие фирмы.

Однако и здесь существуют свои «подводные камни». В частности, Ашхабад продает свой газ России, Китаю и даже Ирану: из 77 млрд. кубометров годового объема добычи «голубого топлива» на экспорт уходит почти 44 млрд. кубометров, из которых половина в Китай. Туркменистан активно расширяет добычу газа, но весь будущий объем расписан, тем более, что процесс добычи финансируется китайскими банками. При этом в 2012 году Ашхабад подписал с Пекином соглашение об увеличении экспорта до 65 млрд. кубометров в год. И это означает, что на ближайшие 10-12 лет туркменский газ, фактически, продан Китаю. Таким образом, Туркменистан тесно связан со своим азиатским соседом, и не заинтересован в том, чтобы решать энергетические проблемы ЕС.

Кроме того, существуют дополнительные рычаги воздействия некоторых геополитических игроков: активизация на туркменских границах боевиков самых различных группировок, начиная от «Талибана» и заканчивая «ИГ». В этой связи Ашхабад вынужден был удовлетворить настойчивые просьбы своих заокеанских «партнеров».

Брюссель также пытается убедить Ашхабад перебросить часть газа, предназначенного для продажи другим странам (прежде всего, российскую часть) посредством TANAP, в Европу, где участие в данном проекте увязывается с предоставлением западным компаниям долей в добыче газа в Туркменистане и большая часть прибыли пойдет не в туркменский бюджет. Примером такой ситуации выступает Азербайджан, подписавший соглашение по TANAP, согласно которому 30% доли предусмотрено для турецкой «Botas», а 12% – для британской «BP».

Важно отметить, что главным препятствием для участия Туркменистана в проекте, является неразрешимый вопрос – это статус Каспия. Наиболее оптимальным способом доставки туркменского газа в Европу является потенциально возможный 300-километровый «Транскаспийский газопровод», для чего пяти прикаспийским государствам необходимо определиться со статусом Каспийского моря. Россия и Иран настаивают на том, чтобы при строительстве газопровода по дну Каспия были учтены интересы всех пяти прибрежных стран, и появление нового маршрута, обходящего Россию и Иран, что естественно их не устроит. Следовательно, в ближайшей перспективе присоединение Туркменистана к проекту TANAP представляется маловероятным.

Конечно, проект «Трансанатолийского газопровода» действительно мог бы стать для Евросоюза одним из способов диверсификации поставок энергоресурсов. Однако политические события в Турции, а также все указанные проблемы делают его настолько уязвимым, что даже при введении в эксплуатацию какой-то отдельной его части шансы на полную отдачу от TANAP совсем невелики.

Кроме того, Анкара настроена наладить полноценные отношения с Москвой, и возобновить работы по проекту «Турецкий поток», который настолько выгодно отличается от «Трансанатолийского газопровода» и устраивает его непосредственных участников: Европу, Турцию и Россию. Однако США, не устраивающих данный новый проект, будут продолжать свои геополитические игры, в том числе и посредством продвижения проекта TANAP.

Оставьте свой комментарий к статье:

Рекомендуем прочитать

Как отстаивал и закреплял свои границы Казахстан с обретением независимости

Государственная граница была и остается главным атрибутом суверенитета, ключевым звеном в системе национальной безопасности любой современной страны. Правовое оформление и укреп­ление государственной границы...

Казахстанская атомная электрическая станция

Проект строительства АЭС в Казахстане обсуждается довольно продолжительное время.  Скорее всего строить АЭС в Казахстане будет Госкорпорация «Росатом». В этой связи думается будет интересным опыт проектов...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока