KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

О проблемных аспектах развития Туниса

20.09.2016

Тунис с населением в 11 миллионов человек сейчас является самым молодым демократическим государством в мире и, вполне естественно, что он сталкивается с рядом определенных проблем.

Это единственное государство в арабском мире, где официально запрещена полигамия, а женщины по большей части образованны и работают. С другой стороны — шесть тысяч боевиков тунисского происхождения воюют в рядах ИГИЛ в Ливии и Сирии, десятки тысяч других признаются, что поддерживают эту организацию, а салафитские движения открыто формируют свою аудиторию в университетах страны.

Еще недавно в условиях диктатуры низовой уровень общества был полностью лишен малейших прав автономии. В стране все решал центр, который диктовал свою волю провинции. В конечном итоге это привело к неэффективности государственного управления, чудовищной коррупции и полному отсутствию какого-либо участия населения в общественно-политической жизни страны.

То, чего тунисцы смогли добиться после падения диктатуры Бен Али, можно расценивать как многообещающее начало построения современной всеобъемлющей демократии. Тунисский эксперимент оказался уникален, так называемая «арабская весна» прошла на удивление мягко. Однако такой мирный сценарий больше не повторился.

Революция привела к позитивным сдвигам, поскольку были избраны президент и парламент, в стране мирно уживаются умеренная исламистская и светские партии, которые готовы к диалогу и конструктивному сотрудничеству. В сегодняшнем Тунисе есть свобода слова, реальная оппозиция, межпартийная борьба.

Напомним, что такая демократия исходит из необходимости непосредственного участия самых широких слоев населения в подготовке, принятии и осуществлении государственных решений, а также в контроле их выполнения, т.е. в политических процессах.

Несмотря на то, что борьба за власть еще продолжается, иногда с жестокими актами насилия, тунисское общество смогло встать на путь поиска компромиссов, закрепив соответствующие политические механизмы в одной из самых «продвинутых» конституций в мире.

Поэтому Тунис по праву считается начинателем демократизации в арабском мире и следующими шагами к построению «первой современной демократии арабского мира» станет децентрализация страны с опорой на структуры прямой демократии и развитие гражданской активности.

Следует отметить, что залогом достижения целей «жасминовой революции» стало сплоченное гражданское общество, основу которого составляют организации «Федерация профсоюзов Туниса», «Лига в защиту прав человека», а также многочисленные партии и общественные группы, неправительственные организации и т.д.

До революции в Тунисе доминирующей партией являлось Демократическое конституционное объединение, которое было распущено новой властью и сформированы более 70 партий.

Как известно первые демократические выборы выиграли умеренные исламисты. Но они не сумели сосредоточить в своих руках всю полноту власти, не справились с экономическими проблемами, а также растущим на этом фоне недовольством тунисцев — и достаточно спокойно ушли в отставку.

Кстати, большую роль в переговорном процессе сыграл «Квартет национального диалога», получивший позднее Нобелевскую премию мира. Правозащитникам удалось примирить оппозицию, исламистов, сторонников светского государства, общественных активистов и, тем самым, вывести страну из опасного политического тупика. Хотя исламисты и потеряли власть, за ними осталось право голоса в парламенте.

Как видится, для сегодняшнего Туниса более приоритетный характер приобретают вопросы оптимального выстраивания политико-государственной структуры, в том числе формирования управленческого аппарата и системы федерализма, а также реформирования правоохранительных, силовых и судебных органов.

На этом фоне также актуальны проблемы экономики, серьезно пострадавшей в результате потрясений последних лет. К тому же ситуацию осложняет тяжелый финансовый кризис, повлекший снижение зарубежных инвестиций.

Социально-экономическая ситуация действительно вызывает опасения и грозит поставить под вопрос политическую стабильность. В стране регулярно отмечаются забастовки рабочих. В отдельных центральных и традиционно менее развитых южных районах Туниса доля безработных достигает трети населения, что в два раза превышает средний показатель безработицы по стране. Руководство поставлено в жесткие рамки международными финансовыми организациями, которые в обмен на помощь требуют сокращения социальных расходов. Однако в нынешних условиях это особенно болезненно воспринимается населением.

Тем не менее, согласно анализу Международного валютного фонда, развитие тунисской экономики приобретает положительную тенденцию. Постепенно восстанавливаются финансовые балансы, темпы роста выросли до 5% в 2016 году. В 2013 году Тунис получил первый транш из кредита МВФ на сумму $1,7 млрд. с пакетом экономических реформ.

Однако вместе с положительными есть и отрицательные аспекты. Кредиты МВФ фактически подкупают внутренние политические решения и практически являются новой формой неоколониализма. Со своей стороны тунисское правительство вынуждено в экстренном порядке искать внешние источники экономической помощи, идя на уступки.

В этой связи премьер-министр Юсуф отметил, что правительство будет вынуждено применить политику жесткой экономии в начале 2017 года. Планируется сокращение государственных расходов и повышение налогов с целью сокращения государственного бюджетного дефицита. Это, по мнению тунисских экономистов, позволит избежать государственного долга в процентном отношении к росту ВВП.

Естественно, что за этими мерами фактически стоит Международный валютный фонд. По замыслам МВФ увольнения из государственного сектора сотрудников хотя и повысит уровень безработицы, но позволит снизить объем потребления, который является «локомотивом каждого рынка» и, таким образом, можно будет видеть темпы экономического роста.

В другом контексте, политика жесткой экономии приведет к перераспределению доходов среди населения, где влияние в значительной степени сосредоточены на группах с низким уровнем дохода.

Уже на сегодня социально-экономические проблемы обусловили рост безработицы. Число зарегистрированных безработных достигло 650 тысяч. С государственной службой уволено 112 тыс. человек.

Ранее значительная часть тунисцев отправлялась работать в Европу, нивелируя проблемы безработицы и обеспечивая стране дополнительный источник доходов в виде переводов из-за рубежа. Однако европейские страны по известным причинам ограничили въезд. В свою очередь, заключение соглашения о свободной торговле с ЕС также может обострить ситуацию. Если Тунис допустит европейские компании на свой рынок, то подорвет жизнеспособность своего мелкого и среднего бизнеса.

Тунисская экономика страдает от обесценивания динара, что ведет к увеличению обслуживания долга, составляющего 63% от ВВП или 50,3 млрд. динаров (около $25 млн.).

К тому же страна бедна полезными ископаемыми, за исключением залежей фосфата. Но из-за различных государственных проблем фосфатная промышленность находится в глубоком кризисе. В 2015 году производство фосфатов снизилось на 60% (уровень добычи в 1928 году). С конца августа т.г. прекратилось производство фосфатов во всех городах горного бассейна из-за протестов рабочих. Причем спад наблюдается во многих жизненно важных секторах экономики, ранее приносящих прибыль (туризм, сельское хозяйство).

Понятно, что многие тунисцы, особенно молодежь, ожидающие решительных перемен, были разочарованы умеренными политическими достижениями на фоне ухудшения экономической ситуации.

Естественно, что одни предпочли эмигрировать в соседнюю Европу, а другие, особенно представители сельских регионов, влились в ряды террористической группировки «Исламское государство». Причем реальной угрозой становится их возвращение на родину, поскольку ИГИЛ стал терять территории в ливийской и иракско-сирийской зонах.

Для обеспечения безопасности в стране тунисские власти в короткие сроки должны выработать единую стратегию в отношении возвращающихся «с фронта». К примеру, в Саудовской Аравии создали специальные реабилитационные центры строгого режима для бывших террористов.

С другой стороны, борьба с терроризмом — это обоюдоострый меч для тунисской демократии, потому что средства, предназначенные на образование, улучшение инфраструктуры, развитие периферии и создание рабочих мест, уходят на борьбу с террором. Таким образом, весь положительный эффект от революции нивелируется из-за террористических рисков и угроз.

Учитывая эти факторы, не остаются без внимания усилия Туниса по активизации военно-технического сотрудничества с США, которые выделяют $76,4 млн. в целом для обеспечения безопасности. Из них $62,5 млн. должно быть направлено вооруженным силам (укрепление тунисской границы с Ливией, организация программ военной подготовки). На демократическое развитие дополнительно выделено $21,2 млн., а на поддержку экономики – $36,8 млн.

К тому же следует отметить, что в 2016 году Тунис получил статус основного союзника США вне НАТО, а американская помощь на поддержание безопасности была увеличена до $100 млн. Среди прочего сегодня Тунис получает доступ к разведданным, которыми располагают в США, а также к новейшему оружию.

В целом на фоне своих проблемных соседей по региону Тунис добился немалого, но риски потерять достигнутое по-прежнему высоки. Перед правительством стоят важнейшие задачи — сохранить единство страны, победить коррупцию, провести необходимые реформы, остановить крах среднего класса и помочь самым бедным, пресечь популярность салафитско-джихадистской идеологии.

В этой связи Тунису необходимы экономические реформы, направленные на снижение уровня безработицы и коррупции. В противном случае, сценарии развития будущего страны могут быть самыми разными — от масштабных протестов и гражданской войны до исламизации и возвращения к авторитаризму.

Оставьте свой комментарий к статье:

Рекомендуем прочитать

КЕМЕЛ ТОҚАЕВТЫҢ «СОЛДАТ СОҒЫСҚА КЕТТІ» РОМАНЫ ТУРАЛЫ ОЙ (дипломат шығармашылығы рубрикасы)

Екінші дүниежүзілік соғыстың жауынгері, сержант, бейбіт өмірде журналист, жазушы, қоғам қайраткері Кемел Тоқаевтың шоқтықты туындысы «Солдат соғысқа кетті» романы анығында автобиографиялық шығармасы болғандықтан,...

Что забыли сектанты в Болгарской исламской академии?

В Болгарской исламской академии (БИА) идут вступительные экзамены. В этом году более 130 человек подали заявления в приемную комиссию высшего мусульманского образовательного учреждения России. С 6 по 14 августа в...

Белоруссия хочет делать бизнес в Сирии, но воевать за Сирию была не готова

Пару дней назад белорусский президент Александр Лукашенко, поздравляя сирийского коллегу Башара Асада с 25-летием установления дипломатических отношений между государствами, заявил о том, что Белоруссия готова...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока