KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

Последствия турецкого кризиса и перспективы

28.08.2016

Еще со времен империи турецкие янычары превратились в серьезную политическую силу, вызывавшую порой большую головную боль у правителей Османской империи. Власть янычар закончилось упразднением янычарского войска  (1826 году султан Махмуд II упразднил корпус янычар). Армия начала формироваться по западным стандартам.

Пост-Османская Турецкая армия участвовала в компания на территории республик Закавказья (1918-1920), воевали на стороне американцев против КНДР (50-е годы), в 1974 году оккупировали значительную часть территории Республики Кипр. Турецкая армия по сей день участвует в подавлении вооруженных формировании турецких курдов внутри страны и в Ираке. Турция с недавнего времени ведет активные боевые действия на территории северной Сирии. Трижды — в I960, 1971 и 1980 годах — командование вооруженных сил совершало государственные перевороты.

В современной Турции армия играет огромную роль в политической жизни. Традиционно военные считаются здесь хранителями светских основ государства, заложенных создателем Турецкой Республики Ататюрком.

Открытые статистические данные свидетельствуют о том, что армия у Турции многочисленная — вторая в НАТО и шестая в мире. На постоянной основе в ней служат до полумиллиона человек, из них до 370 тысяч — в сухопутных войсках. При этом после принятия в 2006 году «Концепции национальной безопасности» и на фоне последовательного обострения ситуации вокруг Турции правительство Эрдогана затеяло масштабную военную реформу, включающую в себя техническое перевооружение и оптимизацию штата. На деле это вылилось в незначительное пока что уменьшение численности (до 280-300 тысяч человек в сухопутных войсках) и принятие на вооружение единичных образцов новой техники.

Турецкая армия исторически формировалась хаотично, исходя из текущей обстановки и экономических возможностей, но фактор регионального противостояния всегда играл определяющую роль. До сих пор главным противником считается Греция — такой же член НАТО, что наложило серьезный отпечаток на всю турецкую военную машину. Основные части армии размещены в западной части Анатолии.

Вопреки распространенному мнению о том, что чуть ли не все боеспособные части Турции стянуты на сирийскую и армянскую границы, турецкая армия не ослабляла группировку, угрожающую Греции, даже в более спокойные времена, а для усиления частей, воюющих, к примеру, против курдов, предпочитала не снимать с запада регулярные части, а по мере необходимости перебрасывать резервы. Наиболее боеспособные и крупные воинские части по-прежнему сконцентрированы на западе страны — 1-я полевая армия со штабом в Стамбуле и базами в Галлиполи и Восточной Фракии насчитывает более 120 тысяч человек.

Традиционно турецкая армейская элита, считающая себя стержнем государства если видела, что то или иное правительство нарушает конституционный строй, то военные не останавливались перед переворотом. Очень сложные отношения сложились у турецкой армии с правящими ныне в стране исламистами. Им удалось нанести ряд мощных юридических ударов по армии и ослабить ее политическое влияние. Многие представители высшего командования были сняты со своих должностей и оказались в тюрьме. Вместо «неблагонадежных» командующих были поставлены более лояльные личности. Арестованы офицеры и генералы, обвиненные в подрывной деятельности. Конечно, масштабная чистка оказало сильное негативное влияние на армию и силовые структуры государства в целом.

Как известно в 2011 г. правящая Партия справедливости и развития (ПСР) в очередной раз выиграла парламентские выборы в Турции. В стране фактически установилась электоральная гегемония ПСР. Произошло переформатирование «старой» кемалистской политической системы. Исключение из нее военной элиты, вытеснение с политического поля конкурентов ПСР и отсутствие у нынешней оппозиции реальной альтернативной программы тогда еще вызвали вопросы в отношении будущего Турции.

Придя к власти, ПСР превратила армию и военную элиту в объект публичной критики. В подконтрольных правительству СМИ публиковались многочисленные материалы, в которых приводились примеры произвола и безответственного поведения личного состава, рассказывалось о подготовке различных заговоров и планов по дестабилизации политической обстановки в стране и свержению правительства. Образ армии, обладавшей в Турции традиционно высоким авторитетом и считавшейся государственным институтом, пользующимся наибольшим доверием общества, откровенно порочился, а военная элита дискредитировалась.

В своем противостоянии с военной элитой и стремлении вскрыть застарелые институциональные проблемы в армии правительство ПСР, в отличие от предшествующих ей центристских кабинетов, ломала принцип автономии армии и не предоставляла возможность высшему руководству армии самостоятельно решать свои проблемы и влиять на процессы внутри страны и за ее пределами.

Еще в 2008 г. начались первые аресты среди высокопоставленных отставных военных, обвиняемых в подготовке антиправительственных выступлений и заговоров, Генштаб никак не заступился за «своих», даже когда последовала вторая волна арестов, что в прежние времена было трудно себе даже представить. Судебные процессы и уголовные разбирательства 2009-2010 гг. серьезно подпортили образ вооруженных сил в обществе и поставили под вопрос обоснованность политических амбиций военной элиты.

Раскол турецкого общества, масштабная интеграция исламистских кадров в государственный аппарат и различные властно-административные структуры – чем ПСР занимается с первых дней пребывания во власти – привела к тому, что турецкие исламисты в целом отказались от критических суждений в отношении турецкого общества и заняли позицию безоговорочной поддержки курса нынешнего правительства.

Всяческие старания превратить Турцию в привлекательную для всего ближневосточного региона модель социально-политического развития, умело сочетающую почтение к исламу и мусульманской культуре и дистанцированность от исламского радикализма потерпели полное фиаско.

Попытка захвата власти военными ясно указывает на то, что Турция находится на опасной черте. Террористический хаос в стране, неблагоприятная ситуация в Сирии и Ираке, курдское сопротивление в самой стране и за ее пределами, обострение отношении с Россией и резкий поворот на возобновление отношений, кризис в экономике все это сильно расшатывает обстановку в самой Турции.

Политическая нестабильность стала настоящей катастрофой для Турции, которая на данный момент финансирует большую часть всех операций за счет иностранных инвестиций. В этом году дефицит бюджета страны увеличился до 4,5% ВВП. Турецкая лира уже потеряла 4,6%, до 3,0157 за доллар, побив минимальный рекорд последних восьми лет.

Эрдоган уволил и арестовал тысячи военных, сотрудников полиции и адвокатов, государственных служащих, дипломатов. Более 15 тысяч работников университетов были отстранены за то, что они якобы поддерживали Фетхуллаха Гюлена. Кроме того, более 1,5 тысячи деканов турецких университетов призвали подать в отставку.

Бесспорно одно, что расшатанная турецкая армия и турецкое общество уже не едино. Этим фактом уже сейчас пользуются различные радикальные группировки и экстремистские течения. Увеличение террористических атак яркое тому свидетельство. Все это является результатом непомерных амбиции и близорукой политики Эрдогана властей.

Хотя власти заявляют, что переворот не удался и зачинщики понесут наказание, скорее всего этим дело не закончиться. Воспитанные в духе пантюркизма и воинствующего национализма турецкие военные на этом провале не остановятся. Брожение может занять несколько лет, а затем последует новая попытка захвата власти военными. На этот раз все будет происходить намного жестче.

В ближайшем будущем различные деструктивные силы попытаются еще сильней обострить ситуацию. Курды начнут более интенсивней вести свою деятельность. Спящие террористические группировки в том числе представители ИГ попытаются найти выгоду от всего этого. Так как спецслужбы и армия как никогда слабы и в их рядах идут чистки.

Репрессии в турецкой армии, которые сейчас захлестнули вооруженные силы после неудавшегося военного переворота, отрицательно скажутся на боеготовности армии и снизят ее возможности.

По мнению казахстанских экспертов в военной области боевая эффективность турецкой армии на порядок ослабла. Возможности Вооруженных сил снизились. Ввод турецких сил в Сирию это всего лишь временная демонстрация Анкарой перед мировым сообществом своей способности держать все под контролем.  Моральный дух и боевую сплоченность в армейских рядах претерпевают кризис. Аресты и тюремное заключение командиров, способствуют дезорганизации и вызывают путаницу и недоверие в армейских рядах. Графики обучения в военных учебных заведениях сорваны, регулярные тренировки отложены или отменены. Планирование военных стратегий застопорились в связи с реформами структуры командования.

Сейчас многие европейские лидеры НАТО недовольны турецким президентом. Некоторые до сих пор негодуют из-за того, что именно Эрдоган во многом спровоцировал европейский миграционный кризис после того, как не смог пресечь деятельность перевозивших беженцев контрабандистов. Возобновление контактов с Москвой еще более нервируют США и являются причиной опасения, что Анкара может полностью повернуться в сторону Евразийской интеграции и выходим из военного блока НАТО.

Турция мечется из стороны в сторону. Кажется, что Эрдоган дезориентирован, нет четкой стратегии действии. Решения по тем или иным вопросам принимаются спонтанно, также и отменяются. Все эти факторы могут затянуть узел кризиса в более запутанный клубок внутренних и внешних проблем, с которыми приходиться сталкиваться Анкаре.

Оставьте свой комментарий к статье:

Рекомендуем прочитать

Иранның жаңадан сайланған президенті И.Раиси болашақта жүргізетін сыртқы және ішкі саясаты туралы баяндама жасады

2021 жылы 19 маусымда өткен Ирандағы президенттік сайлауда 60 жастағы Жоғарғы соттың төрағасы Ибрагим Раиси 17,8 млн. (62 пайыздан жоғары) адамның дауысын жинап жеңіске жетті. Оның басты қарсыласы, Ислам Революциясы Сақшылар...

Араб әлеміндегі қазақ елшілері

Қазақстан егемендік алған сәттерден бастап, белсенді түрде әлем елдеріне таныла бастады. Қазақтың көк байрағы жаһан мемлекеттерінің астаналарында көтеріліп, дипломатиясы алғашқы қадамдарын жасады. Тоқсаныншы...

Как отстаивал и закреплял свои границы Казахстан с обретением независимости

Государственная граница была и остается главным атрибутом суверенитета, ключевым звеном в системе национальной безопасности любой современной страны. Правовое оформление и укреп­ление государственной границы...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока