KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

«Фаална мустахиль». Как люди из разных стран помогли казахстанке вернуть детей из Сирии

«Фаална мустахиль». Как люди из разных стран помогли казахстанке вернуть детей из Сирии

03.12.2021

Чинару сосватала сыну свекровь. Пожилая сирийка, проживавшая в ОАЭ, увидела консультанта в отделе косметики в торговом центре Dubai Mall и восхитилась белолицей казахстанкой с тонкими чертами и выразительными черными глазами. К тому времени девушка проработала в известной компании beauty-индустрии около 10 лет, имела безупречные рекомендации и поощрительные награды руководства.

Будучи второй дочерью в многодетной семье, Чинара уехала в ОАЭ, чтобы помочь родителям поставить на ноги других детей. Когда на заработанные ею средства младшие сестры выучились и удачно вышли замуж, девушка задумалась о том, что пора бы устроить и свою личную жизнь.

Хасана нельзя было назвать красавцем, но он был заботливым, умным парнем, отучился в Японии и работал в IT-компании. Правда, накануне свадьбы он предупредил, что страдает небольшим психическим отклонением, свойственным для людей с техническим складом ума. Врач-генетик, с которым Чинара проконсультировалась, заверил, что заболевание не передается по наследству.

То, что Хасан был сирийцем, девушку тоже не смущало, она сама выросла в интернациональной семье. Папа — казах, мама — уйгурка, да и в самих Эмиратах смешанные браки – обычное дело. Она уже хорошо говорила по-арабски, иногда они с женихом переходили на английский, им было интересно вместе, и девушка решила, что они вполне могут стать счастливой семейной парой.

Свадьба состоялась в 2010 году в соответствии с мусульманской религиозной традицией, как того хотела семья Хасана. Это устраивало и казахстанку, поскольку за время проживания в ОАЭ она осознанно приняла ислам.

Через год у пары родилась дочь Мариям, а еще через три – сын Мухаммад. После непродолжительных декретных отпусков Чинара выходила на работу. К сожалению, заболевание мужа начало прогрессировать, по состоянию здоровья он не мог удержаться ни на одной работе и подолгу просиживал без дела дома. С детьми поочередно нянчились бабушки: мама Чинары с радостью приезжала повидать внуков, когда мама Хасана уезжала в Сирию проведать родственников. Карьера молодой женщины росла, она получала достаточно высокую зарплату, позволявшую ей снимать просторное жилье, приобрести машину, содержать неработающего мужа и детей, да и свекрови, присматривающей за ними, давать денег на карманные расходы.

Было нелегко, но Чинара не жаловалась, ей хотелось сохранить полноценную семью.

Главной радостью были два малыша, с которыми она проводила все свободное от работы время. Постоянное беспокойство вызывало лишь нежелание мужа и свекрови отдавать детей в детский сад и школу. По законам ОАЭ для поступления в учебные заведения дети должны иметь не только справки о рождении в этой стране, но и свидетельства о рождении стран происхождения родителей. Хасан же тянул время с получением этих документов в сирийском посольстве и не хотел, чтобы супруга получила свидетельства о рождении в генконсульстве Казахстана. Свекровь поддерживала сына. Такое поведение казалось женщине странным, и это становилось частой причиной ссор между супругами. Чинара мечтала, чтобы дети учились и выросли образованными людьми.

В августе 2016 года она собралась в Алматы, проведать родителей и тяжелобольного дедушку. Муж не отпустил детей с матерью в эту поездку, пообещав, что они обязательно посетят родину жены всей семьей к Новому году. Когда женщина вернулась через две недели, с гостинцами и подарками, супруг не встретил ее в аэропорту, как обещал накануне в телефонном разговоре. Дом, который семья снимала в аренду и куда она добралась ночью на такси одна, был пуст. В нем не было ничего, даже мебели, которую она купила, чтобы обустроить свой очаг. Только игрушки и одежда, из которой Мариям и Мухаммад уже выросли, валялись разбросанные на полу детской комнаты.

Чинара подобрала розовое платьице дочери и синие вельветовые штанишки сынишки и, прижав их к груди, набрала номер полиции по мобильному телефону. С этой ночи начался беспросветный, персональный ад матери, дети которой канули в неизвестность. Детскую одежду она теперь всегда будет носить с собой. За все эти годы казахстанка не получила ни одного известия, ни одного сообщения, ни одного звонка от своих сирийских родственников.

Несчастная женщина обращалась в МИД Казахстана, ОАЭ, в посольства других стран Персидского залива, Сирии, Турции, Иордании, Ливана – безрезультатно.

История Чинары была опубликована в газете Gulf News, а спустя время уголовное расследование по пропаже детей выяснило, что бабушка обманным путем, без согласия матери, выписала в посольстве САР сертификаты на возвращение детей на родину и 16 августа увезла их в воюющую Сирию рейсом Дубай — Дамаск. Несмотря на отключение сирийских авиалиний от мировой системы гражданских перевозок, в то время самолеты все равно летали между двумя странами, хотя рейсы совершались нерегулярно.

В 2016 году война в Сирии шла уже пятый год. Боевые самолеты международной коалиции под командованием США, ВКС России и ВС САР вовсю бомбили позиции ДАИШ (организация запрещена в Казахстане), захватившей к 2015 году почти 80 процентов страны. Многие сирийские города осаждались правительственной армией, на их улицах шли непрерывные бои, взрывались ракеты и мины. Даже столица подвергалась регулярным ракетным обстрелам из пригородов, поскольку орды джихадистов стояли всего в считаных километрах от Дамаска.

На оккупированных территориях террористы казнили мирных жителей самыми жестокими, изощренными способами. Не было ни воды, ни электричества, в стране царил голод. Что творилось в голове у старой женщины, которая привезла в этот кромешный ад своих внуков, украв их у родной матери, нормальному человеку не понять.

Найти их в хаосе войны тоже было невозможно.

Чинара заочно развелась с мужем, суд ОАЭ приговорил Хасана к одному году заключения за организацию кражи детей, выплате денежного штрафа их матери и обязал также выплачивать ежемесячные алименты на их содержание. Однако отец ее детей также пропал без вести.

В 2019 году, после освобождения Алеппо от радикальных бандформирований, мы с оператором Азатом Отогоновым поехали туда, чтобы снять документальный фильм о русскоговорящих женах сирийцев, переживших войну вместе со своими мужьями и не покинувших свою вторую родину.

В ходе съемок выяснилось, что героини моего фильма «Рябина на руинах» (Hope among the ruins) нашли детей Чинары. Они видели их просящими подаяние на улицах города в сопровождении бабушки, но не могли даже приблизиться, поскольку, завидев русских женщин, та сразу быстро уводила детей. Они проявляли осторожность, чтобы не спугнуть старую женщину, ведь она легко могла убежать в Турцию, до границы — рукой подать. Тогда поиски пришлось бы начинать заново. Все это время они продолжали фотографировать детей, порой даже удавалось снять их на видео. Именно информация от этих отважных женщин, за годы войны не утративших чувства сострадания к чужой беде, с которыми мы были все это время на связи, дала нам с Чинарой надежду на спасение ее детей.

Вдохновленная этой надеждой мать вновь обратилась с официальным заявлением в МИД Казахстана, и в октябре 2020 года в МИД САР была направлена официальная нота с информацией о предположительном месте нахождения детей и просьбой рассмотреть возможность их возврата матери. В январе 2021 года МИД Сирии ответил, что для возвращения детей отсутствуют легальные основания: у них не было казахстанских свидетельств о рождении. Документы на арабском языке, выписанные в ОАЭ, остались у матери, поэтому бабушка не могла выписать им сирийские. К тому же в мире разразилась пандемия и границы во всех странах, включая Сирию, закрылись на замок.

Согласно закону в Казахстане гражданство ребенка в возрасте до 16 лет подтверждается его свидетельством о рождении, паспортом любого из родителей. Однако в данном случае пришлось пройти через многие длительные и изматывающие бюрократические процедуры, чтобы выписать горюющей матери документы о рождении ее детей задним числом.

Как только Мариям и Мухаммад стали полноправными гражданами нашей страны, наше внешнеполитическое ведомство подтвердило свою готовность защищать их права в любой точке мира. Департамент консульской службы МИД засвидетельствовал законность документов детей в кратчайшие сроки. Посольство ОАЭ в Нур-Султане легализовало арабские свидетельства о рождении детей за полдня, поскольку печальная история Чинары была известна в этой стране с самого ее начала благодаря публикациям в СМИ и обращениям матери в госорганы.

МИД РК вновь направил официальную ноту в МИД САР с повторной просьбой найти и вернуть детей, уже с учетом легальных оснований для данной просьбы. А мы с Чинарой и оператором Дмитрием Курабаевым стали собираться в путь.
До нашей поездки многие скептики говорили: «Это невозможно, Акмарал! Гражданских лиц не берут на военный борт!» Однако после нашего обращения в МИД и Минобороны РК во внешнеполитическое ведомство России была направлена нота с просьбой о содействии в доставке гуманитарного груза и возвращении детей в Казахстан. Мы с оператором и Чинарой прилетели 9 ноября в Москву рейсом Министерства обороны РК и уже через день были доставлены самолетами ВКС России в аэропорт Хмеймим, а оттуда — в Дамаск. Посол Сирии Риад Хаддад распорядился выдать нам визы сразу по прилете в его страну.

На каждом этапе процесса по возвращению детей мы действовали согласно законам Гражданского кодекса САР. Необходимость этого подчеркивали все официальные лица в Дамаске, с которыми мы обсуждали этот вопрос, а встреч с ними в разных ведомствах до выезда в Алеппо было проведено немало. Дорога на машине из Дамаска в Алеппо занимает пять часов, поэтому мы выехали ранним утром 15 ноября в надежде забрать детей и в этот же день вернуться в столицу. Однако все оказалось не так просто, и наша поездка затянулась.

По приезде в Алеппо мы поехали в Верховный суд провинции, затем в главное управление внутренних дел, потом в полицейский участок района, где проживали дети с бабушкой, затем в управление криминальной полиции. Во всех этих учреждениях мать, как заявитель, ответила на все вопросы, заполнила все необходимые бумаги, предъявила все требуемые документы и расписалась везде, где требовалась ее подпись. Когда привезли детей, нужно было вновь поехать в Верховный суд Алеппо для участия в заседании и вынесения окончательного решения. Мы понимали, что необходимо соблюсти все процедуры и неукоснительно следовать законам этой страны.

Для сирийского правосудия решающими стали несколько факторов, а именно: отец детей пропал без вести, страдал психическим заболеванием, не обеспечивал детей материально и не воспитывал их лично. Сыграло роль и то, что брак этой пары и его расторжение были зарегистрированы не на территории САР, а в другой стране. Дети, которых бабушка вывезла по сертификатам на возвращение на родину, также не были зарегистрированы в Сирии, им так и не были выписаны свидетельства о рождении. Формально у сирийского Верховного суда были все основания встать на сторону матери.

Когда мы вернулись в Верховный суд, то вновь увидели огромные толпы людей на каждом этаже высотного здания и растянувшуюся на несколько кварталов очередь к нему. Можно представить, сколько гражданских судебных дел накопилось за время войны в этой стране! Тут мы поняли, что, если бы действовали самостоятельно, получение такого решения могло занять у нас даже не месяцы, а долгие годы. К тому же многие знатоки культуры и традиций Ближнего Востока говорили: «Мустахиль! Невозможно, чтобы детей, отец которых является сирийцем, отдали матери!» В арабском мире права на них всегда принадлежат отцу или матери отца.

Однако Верховный суд САР впервые передал детей и права на их опекунство матери — гражданке Казахстана. Это единственный, беспрецедентный случай в истории многовековой традиции Сирии!

Конечно же, критически значимой в ускорении всего процесса была поддержка сирийских властей.

Большую роль сыграло то, что в Сирии меня знают как журналиста из страны, в которой проводится Астанинский процесс. Беспрецедентное решение Верховного суда является, прежде всего, проявлением доброй воли и признательности высшего руководства Сирийской Арабской Республики по отношении к нашему государству за предоставление площадки для переговоров по достижению мира в этой стране.

Представители сирийских властей на всех уровнях государственной вертикали продемонстрировали уважение к Казахстану и выражали убежденность в необходимости развития двусторонних связей.

Хотя «в Сирии нет наших интересов», как говорят некоторые чиновники, очевидно, что на геополитическом уровне многие процессы взаимосвязаны и скрыто или явно влияют друг на друга. С учетом феномена международного джихада, апробированного в этой стране, и его «афганизации» важно взаимодействовать с Сирией в области борьбы с терроризмом, чтобы предотвратить его использование в Казахстане. Неоспоримо и то, что полезно было бы развивать культурные, научные, гуманитарные связи со страной, на территории которой находятся столь значимые для казахстанцев исторические объекты, как Мавзолей султана Бейбарса и культурный Центр аль-Фараби.

В попытках помочь этой стойкой женщине, которая не сошла с ума, не спилась и не покончила жизнь самоубийством, как, к несчастью, порой происходит с некоторыми матерями с похожими судьбами, я рассказывала историю Чинары многим людям, способным оказать содействие. И очень часто слышала в ответ: «А почему она не вышла замуж за казаха? Зачем ей сириец? Пусть теперь сама и расхлебывает, это ее проблемы!»

Как будто брак с казахом гарантирует стопроцентное счастье.

В рамках частной гуманитарной деятельности в прошлом году я передала Обществу Сирийского Красного Полумесяца 30 детских инвалидных колясок, собранных на средства наших соотечественников, в этом году – 10. Во время сбора средств для помощи пострадавшим от войны сирийским детям часто слышу вопросы, уже озвученные выше. «А почему ты чужим помогаешь, а не своим? Зачем тебе сирийцы?» Эти критики словно не слышат и не читают, что средства передвижения для маленьких сирийцев собирают наши, казахстанские соотечественники с ограниченными возможностями и помощь идет, в первую очередь, им. Когда люди перестают воспринимать чужую боль, как свою, это тревожный звонок для морального состояния общества.

Патриотизм – это любовь к своей Родине, величие которой базируется на славных делах всех ее граждан, национальность которых при этом не имеет значения. Национализм же – это ненависть к другим, разжигающая пожар, который бывает сложно удержать в определенных границах, если вовремя его не потушить. Именно так произошло в нацистской Германии, когда там объявили гонения на евреев. Именно так случилось в Сирии, когда в политических целях там разожгли ненависть, используя уже межрелигиозную составляющую. В итоге процветающей стране, ее народу и многовековой истории был нанесен огромный невосполнимый ущерб, масштабы которого находятся за гранью человеческого понимания. Причем в пылу военного противодействия в разрушении Сирии участвовали все явные и скрытые участники конфликта, в том числе и отдельные граждане Казахстана, воевавшие в рядах ДАИШ. На своем, гражданском, уровне я пытаюсь возместить этот урон, испытывая персональную ответственность и стыд за то, что совершили некоторые мои соотечественники. Хотя понимаю, что мои усилия – капля в море.

Сейчас на фоне обостряющегося противостояния мировых супердержав определенные силы по своему неразумению или по наущению со стороны бьют именно по тем же разломам, как это происходило и в Сирии, разыгрывая националистическую карту. А недальновидные люди ведутся на эти провокации или даже сознательно поддерживают их.

Причем таких «патриотов», желающих столкнуть народы лбами, во многих странах, а в последнее время также и в Казахстане, и в России, к сожалению, становится все больше.

Я бы предложила этим деятелям купить билеты на один из еженедельных рейсов Syriana airlines из Москвы и слетать для профилактики здравомыслия в Сирию. Возможно, если они увидят своими глазами руины этой когда-то прекрасной страны, это подействует на них отрезвляюще.

ОАЭ, кстати, тоже возобновили регулярное авиасообщение с Дамаском.

Из Сирии мы вылетели российским бортом, а в Москве нас встретили работники нашего посольства, они свозили маму с детьми на Красную площадь и проводили домой, в Казахстан.

Сейчас Мариям и Мухаммад находятся в кругу любящих родственников, они уже называют Чинару мамой. После пятилетней разлуки дочь хоть и с трудом, но узнала ее. Сыну было сложнее, ведь его с мамой разлучили, когда ему было всего два года. Прошлой ночью мальчик проснулся, перелез через сестру, впервые крепко обнял мать и снова заснул. Безусловно, с детьми будут работать психологи и педагоги, которые помогут им адаптироваться к новому, незнакомому для них миру. Важно, чтобы они не забыли арабский язык и еще одну свою родину – Сирию. Ведь именно они могут стать пусть не послами, а хотя бы маленькими мостиками между нашими странами в будущем. У сирийцев есть чему поучиться, поверьте.

Перед их отъездом из Алеппо начальник криминальной полиции города, объясняя растерянным ребятишкам, почему они должны уехать, сказал: «В Коране говорится, что рай лежит под ногами наших матерей. Езжайте, дети, на родину матери, там вас ждет рай мирной жизни. У вас в Казахстане будет все: еда, новые игрушки и одежда, и мама будет заботиться о вас. И там всегда есть горячая вода и электричество».

Последняя фраза вызвала широкие улыбки у всех присутствующих, но ведь, по сути, этот военный человек прав.
Благодарности

Неоценимую роль в претворении в жизнь нашей с Чинарой общей мечты сыграл министр обороны России Сергей Шойгу. Благодаря личному приказу командующего мощный механизм одной из сильнейших армий мира, нацеленный на осуществление глобальных целей, легко и быстро сработал в решении задачи по доставке гуманитарного груза и вывозу двух маленьких граждан Казахстана. Причем на безвозмездной основе.

Мы также благодарны внимательному участию к этой истории посла России в Казахстане Алексея Бородавкина и продуманным рекомендациям посла РФ в САР Александра Ефимова.

Напомню, что все происходило в стране, где местами еще продолжаются военные действия и сохраняется высокий уровень угрозы террористических актов. Поэтому советы знающих людей на вес золота.

Казахстанские силовые ведомства и МИД нашей страны также четко и организованно выполнили свою часть работы.

Раненым и страдающим от ДЦП детям Сирии в этот раз помогли мои друзья — Альфия Куанышева и Берик Каниев, перечислив деньги на сбор колясок казахстанскому инвалидному центру «Независимая жизнь ДОС», а также еще один анонимный добродетель, имени которого мне так и не удалось узнать. Их поступок вызывает искреннюю признательность за проявленное сострадание, которое не признает границ одного национального государства.

На каждом этапе нашего с Чинарой долгого пути по возвращению детей на родину матери нам бескорыстно помогало невероятное количество неравнодушных, с большим сердцем людей. Невидимая кристаллическая решетка доброты образовалась, объединив несколько стран, узлами которой стали Казахстан, Россия, Сирия и ОАЭ. За Чинару и детей молились ее подруги и коллеги из компании, в которой она проработала долгие годы в Эмиратах. Сообщества русскоговорящих женщин во всех странах Персидского залива, Ливана, Иордании, Турции знали историю Чинары и переживали за нее.

Все время эту историю мониторил Арман Исагалиев – наш посол в Катаре, занимавший в 2016 году должность генерального консула РК в Дубае и активно участвовавший в поисках детей и мужа Чинары. Мне писали слова поддержки друзья со всех концов мира, знакомые с этой удивительной историей.

К нашему прискорбию, этим летом скончалась от коронавируса Алия Тубина – юрист, проживавшая в Дубае и все эти годы добровольно консультировавшая не терявшую надежды мать в ее хождениях по международным бюрократическим мукам. В последнем разговоре с Алией я пообещала ей, что сделаю все от меня зависящее, чтобы помочь Чинаре. Бесконечно рада, что это получилось.

Объединенное стремление стольких людей совершить доброе дело и добиться справедливости сделало невозможное возможным. «Фаална мустахиль» по-арабски.

И оно того стоило!

Потому что от всех наших совместных усилий мир точно стал намного лучше, добрее и светлее.

 

TENGRINEWS.KZ (Из авторского блога эксперта по Ближнему Востоку Акмарал Баталовой)

Оставьте свой комментарий к статье:

Рекомендуем прочитать

Об особых отношениях иракских курдов и Израиля

Восток – дело не столько тонкое, сколько мутное Ряд израильских исследователей истории, называющих себя учеными, заявляют, что евреев и курдов объединяют «века взаимной дружбы, сходная судьба изгоев и ненависть...

Сауд Арабиясында ҚР Тұңғыш Президенті-Елбасы Н.Ә. Назарбаев күні атап өтілді

2021 жылғы 30 қарашада ҚР Тәуелсіздігінің 30 жылдығы мен ҚР Тұңғыш Президенті Күнін мерекелеу шеңберінде Қазақстанның Сауд Арабиясындағы Елшілігі Сауд Арабиясының Орыс-араб зерттеулері ақпарат қорымен (ОАЗАҚ), сондай-ақ...

Рияд қаласында «Қазақстан — 30 жыл дамуы» атты кітабының тұсау кесері өтті

2021 жылғы 30 қарашада Рияд қаласында ҚР Тұңғыш Президенті – Елбасы Н.Назарбаев күнін және Қазақстан Тәуелсіздігінің 30 жылдығын атап өту шеңберінде Қазақстанның Сауд Арабиясындағы Елшілігі, Сауд Арабиясының Орыс-араб...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока