KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

Шесть элементов сирийской стратегии

Шесть элементов сирийской стратегии

25.04.2018

Политика США в отношении Сирии была ослаблена неразрешимой головоломкой. Эмпирические исследования показывают, что большинство гражданских войн завершаются военными победами, а не политическими урегулированиями. Однако Соединенные Штаты не хотят, чтобы в противостоянии между раздробленными исламистскими повстанцами и убийственным режимом Башара Асада, поддерживаемым Россией и Ираном, какая-либо из сторон одержала победу. Эта двойственность породила наихудший из всех миров: Асад остается у власти; Иран и Россия воодушевлены; экстремизм процветает; полмиллиона сирийцев убито, а двенадцать миллионов покинули свои дома. И конца всему этому не видно.

В то время, как Соединенные Штаты ведут борьбу с ИГИЛ, на сирийской арене они заняли позицию второстепенного игрока, реагирующего на противников, которые игнорируют мантру: «в Сирии нет военного решения». Война против «Исламского государства» достигает своей развязки, тогда как режим Асада продолжает непрерывную осаду, а массовые убийства более 20 000 гражданских лиц в Восточной Гуте и Идлибе являются напоминанием о том, что вырисовывается более широкий стратегический контекст. Тем не менее, помимо сирийской стратегии, США должны одновременно выполнить и другие условия, в том числе следующие:

  1. Признать геополитическое значение гуманитарной катастрофы в Сирии.

Любое обсуждение стратегии США в отношении Сирии должно начинаться с ужасающей статистики: из 500 000 убитых сирийцев почти 250 000 были гражданскими лицами, включая более 27 000 детей и 25 000 женщин. Переселение 12 миллионов сирийцев стало причиной самого крупного кризиса беженцев со времен Второй мировой войны. Более 13 000 сирийцев замучены до смерти, а еще тысячи убиты химическим оружием режима Асада. Помимо гуманитарной необходимости оказания помощи страдающим сирийским массам, радикализм и кризис беженцев вызвали опустошение Сирии, а также поставили под угрозу политику и безопасность ключевых американских союзников в Европе и в других местах.

Хотя политики и аналитики все чаще используют аполитичную формулировку «виноваты обе стороны» для описания сирийской трагедии, необходимо признать главную роль Асада и его спонсоров в продолжающихся массовых убийствах. Нарушения Асадом Женевского протокола и других норм ведения войны, такие как преднамеренные нападения на гражданских лиц, массовый исход населения (называемый «этнической чисткой”), использование физического и сексуального насилия в качестве инструмента репрессий, а также регулярное применение химического оружия, окажут долгосрочное и негативное воздействие на будущие конфликты.

  1. Одержать победу в борьбе с ИГИЛ и предотвратить его возвращение.

Поражение Халифата «Исламского Государства» не искоренит ни джихадизм, ни боевиков ИГИЛ, многие из которых уйдут в подполье, чтобы сражаться в другой день. Тем не менее, оно нанесет психологический удар по исламистским экстремистам так же, как распад СССР разрушил иллюзии международных коммунистических сторонников. Однако критически важно, чтобы победу не объявили преждевременно, а захваченные у ИГИЛ территории были защищены и обеспечены достойным управлением. Как отмечает Стив Колл в своей важной книге «Директорат С», неспособность правительства США обеспечить постталибский мир в Афганистане, частично из-за сильно коррумпированного и некомпетентного афганского руководства, обеспечила благодатную почву для возрождения Талибана.

  1. Разоблачить деструктивную региональную политику Тегерана. 

Иранская ядерная сделка 2015 года, известная как «Совместный всеобъемлющий план действий» или СВПД, доказала, что давление и сотрудничество часто являются дополнительными инструментами дипломатии. Хотя Барак Обама с самого начала своего президентства стремился к ядерной сделке с Ираном, Тегеран начал серьезные переговоры лишь несколько лет спустя, когда столкнулся с глобальным экономическим эмбарго. После ядерной сделки администрация Обамы использовала только половину данной формулы – сотрудничество — дабы Иран пересмотрел свою поддержку региональных ополченцев и клиентов, таких как Асад. Результат очевиден: тегеранская сеть шиитских прокси-армий расширилась в размерах и служит проекту иранской власти.

Учитывая, что почти 100 процентов иранской торговли происходит не с Соединенными Штатами, а с другими странами, Вашингтон должен тесно сотрудничать с крупнейшими экономическими и стратегическими партнерами Тегерана, в том числе с Китаем, Европой, Японией, Индией и Южной Кореей, чтобы заставить Иран прекратить отношения с кровавыми союзниками, подобными Асаду. Убеждение американских союзников в необходимости усиления противостояния разрушительной региональной политики Ирана потребует постоянного участия США в СВПД как достойного компромисса.  Также Вашингтон должен продолжать раскрывать высокие издержки  региональной политики Ирана, например, ежегодную поддержку «Хизбаллы» в размере 700 млн. долларов, в период растущего экономического и политического недовольства в Иране. «Оставь Сирию в покое, подумай о нас» — один из многочисленных лозунгов, скандированных во время антиправительственных акций протеста в Иране в декабре 2017 года — январе 2018 года, который является ощутимым признаком того, что региональный авантюризм Тегерана стал источником внутреннего негодования.

  1. Защитить и поддержать курдских союзников Америки.

Военное поражение ИГИЛ было бы невозможным без сирийской курдской «Партии демократического союза» или PYD (несмотря на то, что ее  признают авторитарной партией с узкой базой), а также арабских группировок, объединившихся вокруг нее. Хотя эти группы считаются выдающимися партнерами в содействии достижению поставленных Вашингтоном целей в Сирии, неумолимо надвигается опасность. Асад видит, что PYD является последним препятствием для его планов по завоеванию Восточной Сирии; Россия рассматривает партию как лакея США; Иран и Турция выступают против амбиций PYD, опасаясь, что растущая курдская автономия в Сирии будет резонировать среди их собственных бесправных курдских общин. Сами курды понимают, что Вашингтон является неопределенным союзником, поэтому начали страховаться, сохраняя открытые линии связи как для режима Асада, так и для Москвы.

Вашингтону следует признать и поощрять PYD, а также обеспечить расширение политического участия других курдских партий и арабских фракций в управлении их территорией. Важно отметить, что США должны разъяснить PYD, что их финансовая и материальная поддержка зависят от отказа от сотрудничества с режимом Асада и отдаления от воинствующих курдских партий в Турции (таких как PПK), а также от достижения при посредничестве США договоренностей о безопасности с Анкарой.

  1. Усмирить турецкие тревоги, чтобы ограничить вмешательство Турции.

Все труднее утверждать, что Турция является союзником США, и это чувство взаимно в Анкаре. Помимо тревожного авторитаризма президента Реджепа Тайипа Эрдогана, Турция регулярно нападает на курдских союзников Америки в Сирии, флиртует с Россией и угрожает ЕС потоками беженцев. С точки зрения Анкары, она заплатила цену за стратегическую несогласованность Вашингтона в отношении Сирии, повлекшую более 2,5 миллионов сирийских беженцев (наибольшее число в мире) и многочисленные атаки джихадистов, в том числе в аэропорту Стамбула. Однако, каким бы проблематичным не было внутреннее и внешнее поведение Турции, проще управлять ею как членом НАТО, нежели как непримиримой державой, не привязанной к западным (и демократическим) институтам. Ее флирт с Россией отражает реальную политику-балансирование и обеспечение своих интересов в Сирии, а не стратегический сдвиг. Военное вмешательство Турции в северо-сирийский регион Африн должно заставить США и ЕС поспособствовать созданию modus vivendi между Анкарой и курдскими группировками Сирии.

  1. Заставить Россию отказаться от Асада. 

США должны стремиться усугубить, а не облегчить политические и экономические дилеммы России в Сирии. Учитывая, что выживание Асада зависит от внешних сил, а не от внутренней поддержки, Россия будет вынуждена постоянно мобилизовывать ресурсы, чтобы удержать его на плаву. Тем не менее, чем больше Асад чувствует себя в безопасности благодаря российской помощи, тем меньше он склонен идти даже на самые маленькие уступки, поощряемые Москвой.

Москва хочет, чтобы западные доноры субсидировали восстановление Сирии, а также стремится к международному претворению в жизнь политического урегулирования в отношении Асада. США и их союзники должны отказать Москве в этих выгодах и повысить затраты России на поддержку Асада. Соединенные Штаты могут сделать для Асада трудным и дорогостоящим привлечение иностранных инвестиций путем введения санкций против иранских и российских компаний, которые ищут добычу в войне.

Достижение этих целей требует дисциплины, приверженности и лидерства, которых не хватает в Белом доме Трампа, омраченном ежедневными внутренними кризисами. Тем не менее, США не могут игнорировать Сирию и выйти из нее, не нанося вреда своим региональным интересам и либеральному порядку, который они помогли создать после Второй мировой войны.

Авт.: Карим Саджадпур, Эмиль Хокайем (Перевод Екатерины Филюковой)

 

Оставьте свой комментарий к статье:

Рекомендуем прочитать

Конвенция о правовом статусе Каспийского моря (12 августа 2018 года)

Участники настоящей Конвенции – государства, расположенные на побережье Каспийского моря, – Азербайджанская Республика, Исламская Республика Иран, Республика Казахстан, Российская Федерация и Туркменистан,...

Казахско-узбекское военное сотрудничество

С обретения независимости Узбекистан активно осуществлял преобразования вооруженных сил. В результате создана мобильная, полностью оснащенная современная армия, отвечающая всем требованиям современности....

Как нам сохранить татар?

19-20 июля 2018 года в Татарстане прошел IX Всероссийский Форум татарских религиозных деятелей, в котором мне посчастливилось поучаствовать. В предлагаемой к обсуждению на Форуме Резолюции отмечалось: «Участники,...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока