KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

Энергетическое сотрудничество Азербайджана с Европой: только ли экономика?

Энергетическое сотрудничество Азербайджана с Европой: только ли экономика?

29.08.2022

18 июля в ходе поездки в Баку главы Еврокомиссии Урсулы фон дел Ляйен был подписан Меморандум о взаимопонимании по стратегическому партнёрству в области энергетики с Азербайджаном с целью увеличения импорта азербайджанского природного газа в Европу как минимум на 20 млрд. кубометров ежегодно к 2027 году. «Сегодня… мы открываем новую главу в энергетическом сотрудничестве с Азербайджаном, ключевым партнёром в наших усилиях по отказу от российского ископаемого топлива», – пафосно возвестила еврочиновница-гинеколог в ходе пресс-конференции с президентом Ильхамом Алиевым. «Вопросы энергетической безопасности сегодня важнее, чем когда-либо прежде», – произвёл встречный пас азербайджанский лидер, чья страна экспортировала в Европу в 2021 году (первый год после запуска «Южного газового коридора» общей протяжённостью около 3000 км) 8,15 млрд. кубометров газа (1). По словам «энергетического» еврокомиссара Кадри Симсон, «как ожидается», в текущем году Азербайджан дополнительно поставит в страны Евросоюза 4 млрд. кубометров газа, что, как уверена фон дер Ляйен, «поможет компенсировать сокращение поставок российского газа и внесет значительный вклад в безопасность поставок в Европу».

Помимо экспорта газа, участники переговоров выразили заинтересованность также в развитии сотрудничества в области возобновляемых источников энергии. Территории, перешедшие под контроль Баку по результатам третьей карабахской войны» осенью 2020 года, значительно увеличили потенциал возобновляемых источников энергии Азербайджана. По словами президента Ильхама Алиева, «Европейский Союз уже высоко оценивает большой потенциал, имеющийся в Азербайджане в области производства возобновляемой энергии. Мы уже приступили к процессу вложения инвестиций в ветряную и солнечную энергию… Могу сказать, что потенциал солнечной и ветряной энергии на освобожденных территориях Карабаха и Восточного Зангезура составляет 9200 мегаватт. А потенциал ветряной энергии на Каспии равен 157 гигаваттам. Словом, у нас гигантские ресурсы. Кроме того, конечно же, у нас есть новые газовые месторождения, которые мы используем в предстоящие годы. Тем самым мы увеличим добычу газа. Используя возобновляемую энергию, мы обеспечим больше газа для экспорта. Это – превосходная ситуация, созданная благодаря нашим усилиям и поддерживаемая Европейским Союзом». Сотрудничество в области возобновляемых источников энергии упоминается в подписанном в Баку документе как одно из ключевых направлений в будущих отношениях между Баку и Брюсселем. «Постепенно Азербайджан превратится из поставщика ископаемого топлива в очень надёжного и видного партнера Европейского Союза по возобновляемым источникам энергии», – удовлетворённо констатировала фрау Урсула. Не забыла она и о пресловутом «Транскаспийском международном транспортном маршруте» (ТМТМ), известном также как «Срединный коридор», подтвердив заинтересованность Брюсселя в налаживании связей с Центральной Азией и далее с использованием этого альтернативного России пути.

Энергетический кризис в Европе заметно обострил интерес её марионеточных лидеров к «альтернативным» поставщикам «голубого топлива», включая прикаспийскую республику, являющуюся, к тому же, «воротами к огромному энергетическому потенциалу Центральной Азии». Газ с западных берегов Каспия может сыграть некоторую роль в обеспечении «энергетической безопасности» на западный манер некоторых восточно- и южно-европейских государств, таких, как Болгария, отказавшаяся платить за газ в рублях, что привело к прекращению поставок из России. И едва ли случайно, что через три дня после Урсулы фон дел Ляйен в Баку появился известный своей русофобией премьер-министр Болгарии Кирилл Петков. «Экспорт газа в Болгарию в январе-июне 2022 года составил 160 млн. кубометров, и к концу года планируется увеличить его до 600 млн. кубометров», – заявил в начале июля в ходе церемонии открытия газового интерконнектора Греция – Болгария (IGB), соединяющего последнюю с «ЮГК», министр энергетики Азербайджана Парвиз Шахбазов. С 1 июля в Болгарию с каспийских месторождений ежедневно поступает 2,6 млн. кубометров «голубого топлива». Ещё одной балканской страной, приступившей к переговорам с Баку о поставках природного газа уже в 2023 году, является Сербия.

Подписанное между Баку и ЕС соглашение об импорте газа не идет вразрез с положениями декларации о союзническом взаимодействии между Россией и Азербайджаном. Заявил в ходе брифинга замдиректора Департамента информации и печати МИД России Иван Нечаев: «Не считаем, что такой отраслевой документ [меморандум от 18 июля] идёт вразрез с положениями декларации о союзническом взаимодействии между Россией и Азербайджаном от 22 февраля». Любое государство вправе самостоятельно решать, как и с кем развивать отношения, в том числе и в нефтегазовой области, и в последние годы Азербайджан в последние годы совершил ощутимый рывок в социально-экономическом развитии, что, помимо прочего, обусловлено и повышенным интересом к Баку со стороны международных инвесторов.

Разумеется, экспорт азербайджанского газа несопоставим с российскими поставками, составлявшими до начала санкционной истерии более 150 миллиардов кубометров в год. «Мы никогда не планировали заменить российский газ. Это невозможно из-за несопоставимости объёмов. У нас нет намерений конкурировать за европейские рынки. Мы просто хотели получить выход на европейский рынок, потому что он – лучший. Он регулируется правилами. Это стабильный рынок с самыми высокими ценами. Сегодня мы поставляем газ различным потребителям. Лучшие цены – в Европе. Это – коммерция. У нас никогда не было намерений конкурировать с Россией. Наша энергетическая политика никогда не вызывала у России вопросов. У нас никогда и ни в какой форме не было вопросов, обсуждений. Уверен, что это не окажет негативного влияния на наши отношения с Россией», – рассказывал Ильхам Алиев ещё 29 апреля на встрече с участниками международной конференции «Южный Кавказ: развитие и сотрудничество». Примерно об этом же говорит экономист Фарид Мехрализаде: «По техническим причинам Азербайджан все равно не сможет поставлять Европе больше газа, чем сейчас. А это довольно скромный объем, заменить Россию в этом плане нам не удастся».

Тем не менее, теоретически Баку может нарастить поставки газа на Апеннинский полуостров, доведя их до 20 млрд куб. м в год. Для этого потребуется модернизировать открытый в последний день 2020 года Трансадриатический газопровод (европейский участок «ЮГК») и увеличить его пропускную способность, однако «эту работу не выполнить за один месяц. Это невозможно технически», – отметил И. Алиев. Другой путь заключается в создании соединительных сетей, таких, как вышеупомянутый IGB.

Объем заявок из Европы на азербайджанский газ на 2022 год составляет 9 миллиардов кубометров, а на 2023 год – 11 миллиардов кубометров. В случае работ по расширению «ЮГК» в ближайшее время, его пропускная способность достигнет 31 миллиарда кубометров в 2025 году, что является максимальной проектной мощностью, пишет экономист Губад Ибадоглу. В случае ввода в эксплуатацию месторождений «Абшерон», «Карабах», «Кяпаз» и «Умид», через 5-6 лет Азербайджан может увеличить экспорт газа в Европу на 5-7 миллиардов кубометров. Таким образом, в ряду «альтернатив для Европы по снижению своей зависимости от российского газа возможности Азербайджана кажутся слабыми по сравнению с Соединенными Штатами, Катаром, Алжиром и даже Ираном».

Вместе с тем, расширение поставок каспийских энергоресурсов чревато политическими последствиями включая «изменения» отношений между Баку и Москвой, что, по мнению одного ангажированного издания, «потребует проведения более осторожной внешней политики со стороны Азербайджана и усиления поддержки со стороны ЕС в усилиях Баку по эффективному решению проблем, которые принесёт это новое стратегическое партнёрство в энергетике». Очевидно, имеются в виду «проблемы» со стороны России, и в переводе с пропагандистского языка на обычный речь идёт о провоцировании в российско-азербайджанских отношениях максимальной конфликтности. В 2021 году объём двустороннего товарооборота между странами составил почти 3 млрд. долларов США. Россия – основной рынок для ненефтегазового экспорта из Азербайджана, в частности – сельскохозяйственной продукции. Только по официальным данным, в России находятся 600 тысяч трудовых мигрантов из Азербайджана, и почти половина всех денежных переводов поступает в страну именно из России. Следуя прагматическому интересу, Баку не присоединяется к антироссийским санкциям, однако нет никаких сомнений в том, что по мере укрепления «европейского» внешнеполитического вектора давление в пользу пересмотра этой позиции будет лишь нарастать.

О чём конкретно может идти речь? «…Важнейшая инфраструктура, необходимая для добычи и транспортировки газа из Каспийского моря в Европу, принадлежит Лукойлу – российскому нефтегазовому гиганту, тесно связанному с режимом президента России Владимира Путина», – бьет тревогу издание Politico. «Лукойл» работает в нефтегазовом секторе Азербайджана с 1994 года, а в начале 2000-х годов эта компания сосредоточила свои усилия в Азербайджане на разработке газовых месторождений «Шах Дениз», одних из крупнейших в мире. Фактически, за несколько дней до вторжения России в Украину (стилистика сохранена – Прим. авт.) «Лукойл» завершил сделку по приобретению доли малазийской Petronas в консорциуме «Шах Дениз» за 1,45 миллиарда долларов, увеличив свою долю в проекте с 10 процентов до 19,99 процента и став вторым по величине акционером после British Petroleum. Кроме того, в 2021 году компания купила у BP 25-процентную долю в проекте по разведке мелководья на Апшеронском полуострове. Кроме того, «Лукойл» также является акционером Южно-Кавказского трубопровода (восточный участок «ЮГК») и обладателем почти 16-процентной доли в Azerbaijan Gas Supply Company – компании, учреждённой для продажи добытого на «Шах Денизе» газа потребителям. Участие одного из крупнейших российских налогоплательщиков в процессе поставок азербайджанского газа в Европу «ставит под сомнение любые заявления об энергетической безопасности», бдительно указывает автор Politico, призывая европейцев «начать значительно сокращать спрос на газ», дабы достичь заявленных климатических целей. Заявленных с 1 августа 15 процентов снижения уже, по-видимому, явно недостаточно…

Одновременно Брюссель становится постоянно действующей площадкой азербайджано-армянских консультаций и переговоров высокого уровня: так, 19 августа «хорошие и содержательные переговоры» провели там секретарь Совета Безопасности РА Армен Григорян и помощник президента АР Хикмет Гаджиев. Ранее глава Евросовета Шарль Мишель о подготовке очередной встрече с участием Ильхама Алиева и Никола Пашиняна. Ответственность же за периодические эскалации в Нагорном Карабахе бакинские эксперты, в трогательном согласии с некоторыми ереванскими коллегами, возлагают на российскую сторону.

Таким образом, энергетическое сотрудничество с Азербайджаном следует рассматривать в куда более широком контексте «Большой игры» коллективного Запада на Кавказе, заметно активизировавшейся после вынужденного начала 24 февраля российской специальной военной операции на Украине.

Дмитрий Нефёдов

 

Оставьте свой комментарий к статье:

Рекомендуем прочитать

ҚЫТАЙ ЖӘНЕ ШЫҒАНАҚ АРАБ ЕЛДЕРІ

Бүгінгі таңда Қытай Халық Республикасы мен Парсы шығанағында орналасқан араб елдері арасындағы қарым-қатынастар өзара тиімді саудаға негізделген десе болады. Қытай мен аймақ елдері арасындағы сауда көрсеткіші...

Протесты в Иране: «женский фактор» и ставка на этнические меньшинства

Исламскую Республику пытаются запалить с разных сторон одновременно В опубликованном 28 октября совместном заявлении Министерства разведки Исламской Республики Иран и разведывательной организации Корпуса...

Сауд Арабиясының 5 аймақтық инвестициялық компаниясы

Сауд Арабиясының тақмұрагері Мұхаммед бен Салман осы елдің Мемлекеттік инвестициялық қоры Иордания Хашимит Корольдігіне, Бахрейн Корольдігіне, Судан Республикасына, Ирак Республикасына және Оман Сұлтандығына...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока