KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

К ситуации в Мьянме

К ситуации в Мьянме

08.09.2017

По мнению политологов, резонансные межэтнические столкновения, происходящие в Мьянме, могут быть использованы отдельными государствами для реализации собственных политико-экономических планов в отношении этой страны.

Сразу отмечу, что в казахстанском обществе по-разному отнеслись к событиям в Мьянме. Мусульманское сообщество выступило с предложениями о протестах в защиту мусульман Мьянмы, аналогичные в Грозном и Турции. Однако, надо полагать, что Казахстан и его граждане не должны поддаваться на скоропалительные акции, которые могут подорвать его авторитет перед мировым сообществом и внести разлад в целостность и спокойствие государства. В этой связи позиция Казахстана по отношению к этой проблеме очень взвешенная и продуктивная.

Согласно Заявлению МИД РК, Казахстан выражает обеспокоенность в связи напряженной ситуацией в штате Ракхайн Мьянмы и выступает за разрешение конфликта исключительно мирным путем, осуждая недавние нападения, совершенные боевиками «Армии спасения рохинджей Аракана».

При этом подчеркивает, что межэтническая и межрелигиозная рознь, а также растущая проблема беженцев в приграничных с Мьянмой государствах, может послужить плодородной почвой для внутреннего и внешнего терроризма, и стать источником угроз для международного мира и безопасности.

Тем не менее попробуем проанализировать, что же все таки происходит в далекой Мьянме?

Расположенное в западной части полуострова Индокитай Республика Союз Мьянма до 1989 года официально именовалось Социалистической Республикой Бирма́нским Союзом, а сокращённо — Би́рмой (название «Бирма» имеет внешнее происхождение и внутри страны непопулярно). В 2010 году Мьянма сменила название страны, а также были изменены герб и флаг государства.

Страна с 1962 года находилась под управлением военных. В апреле 2008 года Государственный совет огласил новую конституцию Мьянмы. Её основной принцип — «дисциплинированная, процветающая демократия». По этой конституции четверть депутатских мест в парламенте Мьянмы резервируется за военными. Нынешний глава государства — Тхин Чжо — вступил в должность президента 30 марта 2016 года.

Республика Союз Мьянма — полиэтничная страна, в которой насчитывается более ста народностей. Население составляет примерно 60 млн. чел. Основные этносы: бирманцы 68%, шаны 9%, карены 7%, араканцы 4%, китайцы 3%, индийцы 2%, моны 2%, качины 1,5%, другие народности — 3,5%.  Конфессиональный состав населения: буддисты — 89%, христиане — 4%, мусульмане — 4%, анимисты — 1%, прочие — 2%.

Традиционные мусульмане, такие как индусы-малабары, бенгальцы, мусульмане-китайцы, мусульмане-бирманцы, живут на всей территории Мьянмы. С этой традиционной мусульманской уммой у буддистов опыт сосуществования на протяжении многих десятилетий, поэтому, несмотря на эксцессы, дело редко доходило до масштабных конфликтов.

С бенгальцами рохинджа ситуация иная. Официально считается, что несколько поколений назад они нелегально проникли на территорию Мьянмы. Долгие годы правительство Мьянмы не знало, как поступить с рохинджа. Их не признавали гражданами, однако неверно утверждать, что делали это из-за религиозных или этнических предрассудков. Среди рохинджа много тех, кто перебежал из Бангладеш, в том числе по причине проблем с законом.

Справка: рохинджа — этническая группа, компактно проживающая в штате Ракхайн. Этнически и лингвистически родственны, в отличие от остальных народов Мьянмы, народам Индии и Бангладеш. Оценочная численность в Мьянме по состоянию на 2012 год — 800 тысяч человек. По данным ООН, они являются одним из самых преследуемых национальных меньшинств в мире. Многие рохинджа живут в лагерях беженцев в соседнем Бангладеш, а также районах, расположенных вдоль тайско-мьянманской границы. Правительство Мьянмы отказывает им в гражданстве, называя нелегальными иммигрантами.

У рохинджа традиционно высокая рождаемость — в каждой семье по 5-10 детей. Это привело к тому, что за одно поколение количество переселенцев возросло в несколько раз.

Ситуация начала накаляться с 2012 года. Тогда в июне и октябре в вооружённых столкновениях в Ракхайне между буддистами и мусульманами погибло более ста человек. По данным ООН, примерно 5300 домов и культовых сооружений были разрушены.

В штате было введено чрезвычайное положение. К весне 2013 года погромы переместились с западной части страны в центр. В конце марта беспорядки начались в городе Мейтхила. 23 июня 2016 года конфликт вспыхнул в провинции Пегу, 1 июля — в Хпаканте. Казалось, произошло то, чего больше всего опасалась традиционная умма Мьянмы: недовольство рохинджа экстраполировалось на мусульман в целом.

Весной 2014 года, после нападений на склады и офисы гуманитарных миссий ООН в штате Ракхайн, сотрудники этих организаций покинули Мьянму. Власти Мьянмы утверждают, что мусульмане заявляют о своём бедственном положении, чтобы «оказать давление на правительство Мьянмы через зарубежную прессу» и пытаются запретить использование самого термина «рохинджа», считая представителей этого народ бенгальцами.

По данным ООН, с января по март 2015 года около 24 тысяч рохинджа попытались покинуть Мьянму на лодках контрабандистов, что в два раза больше, чем за тот же период 2014 года. Власти Таиланда усилили контроль за маршрутами нелегального провоза людей.

В мае 2015 года Малайзия не разрешила очередной группе беженцев-рохинджа из Мьянмы и нелегальных мигрантов из Бангладеш (всего около 500 чел.) на судне высадиться на своей территории. Власти Малайзии заявили, что дали беженцам продовольствие, воду и топливо, после чего развернули судно обратно.

В конце мая 2015 года Малайзия и Индонезия объявили, что временно предоставят убежище 7-8 тыс. мигрантам из Мьянмы и Бангладеш.

9 октября 2016 года около 200 человек атаковали три мьянманских погранпоста. Девять пограничников были убиты. В ответ власти Мьянмы ввели войска в штат Ракхайн, на территории начались волнения среди рохинджа. В период с 9 октября по 2 декабря 21 тыс. рохинджа бежали в Бангладеш. Власти Бангладеш решили поселить беженцев на острове Тенгар Чар, который в сезон дождей почти полностью скрывается под водой, а затем депортировать обратно в Мьянму. По мнению властей, это позволит снизить социальную напряжённость, так как сведёт контакты между бангладешцами и рохинджа к минимуму.

Впервые идея переселения рохинджа на Тенгар-Чар была предложена в 2015 году, однако вызвала взрыв возмущения в правозащитном сообществе и в итоге так и не была реализована.

Еще в 1970-1980-х гг. военная хунта обвиняла рохинджа в сепаратизме. Теперь их удобно обвинить в том, что из-за них в стране есть риск появления ячеек террористической группировки Исламское государство.

Против рохинджа направлен поощряемый правительством буддистский национализм. Самым ярким примером тому, является деятельность националистического антиисламского Движения 969 во главе с монахом Ашином Вирату, который открыто призывает к уничтожению мусульман, указывая: «если мы будем проявлять слабость, то наша земля станет исламской». Его пропаганда привела к антимусульманским выступлениям в 2013 году. Вирату находился в тюрьме в качестве политзаключенного в 2003-2012 годах, и сразу после выхода он возглавил движение в поддержку инициативы президента Тейн Сейна (2011-2016) по насильственному переселению рохинджа в другую страну. От Вирату отрекся сам Далай Лама.

Как показывает изучение последних событий, наиболее значимый фактор, приведший к обострению ситуации вокруг рохинджа в 2016-2017 гг. имеет геополитическое происхождение.

Рохинджа, проживают в стратегически важном регионе на западе Мьянмы — это участок морского побережья, выходящий на Бенгальский залив. Для Китая это важнейший с точки зрения проведения торговых операций со странами Ближнего Востока и Африки коридор, позволяющий снизить зависимость от поставок через Малаккский пролив. Уже сейчас реализованы проекты нефте- и газопровода от города Куакпую (Ситтве), что в штате Ракхайн до китайской провинции Юннань. Нефть по трубопроводу в Китай идет из Саудовской Аравии, а газ поставляет Катар. Обе ближневосточные страны, также как и ОАЭ инвестировали значительные средства в данные инфраструктурные проекты, и теперь хотят чтобы они быстрее окупились.

Чтобы сгладить проблему рохинджа правительство Саудовской Аравии даже разработало план их переселения к себе, только бы ситуация в Мьянме была спокойной. Но этот план пока не реализован, только 400 тыс. рохинджа переселены в аравийскую монархию. В то же время, именно Эр-Рияд и Исламабад выступают спонсорами повстанческого движения ARSA, чтобы иметь рычаги давления как на Мьянму, так и на Китай. International Crisis Group подтверждает, что лидер движения Ата Улла имеет связи с частными лицами в Саудовской Аравии и Пакистане.

Для правительства Мьянмы существование ARSA тоже выгодно, ведь борьбу с ним можно использовать как козырь в торгах с Пекином по привлечению инвестиций в инфраструктурные проекты. Также при Аун Сан Су Чжи Мьянма уже несколько тяготится братскими отношениями с Китаем, поскольку желает привлечь инвесторов с Запада.

В свою очередь в США очень высоко ценят стратегическое положение Мьянмы для оказания давления на Китай. Последний уже оказался плотно окружен союзниками Вашингтона, тут и Индия, и Вьетнам, и Южная Корея с Японией, и Вьетнам, и Таиланд. В общем Мьянма — это единственный друг для китайцев сейчас, и терять его нельзя.

В итоге, однозначно, что в Мьянме идет откровенный геноцид религиозного меньшинства – мусульман-рохинья. Активизация противостояния именно сейчас произошла в результате того, что мировое сообщество попустительствовало продолжавшемуся достаточно длительный период времени межэтническому конфликту. В результате он постепенно перерос в явный беспредел именно сейчас, когда «количество перешло в качество» и далее уже терпеть его стало невыносимо.

Вполне вероятно, что конкретно какое-либо государство не будет стоять за той или иной стороной конфликта в качестве его инициатора. А вот использовать его могли те, кому это выгодно. В «подливании масла в огонь» с использованием «грязных» технологий как спецслужб, так и крупных транснациональных компаний, вполне могут быть замешаны заинтересованные политические и экономические субъекты.

(авт. Х.Еркожин)

 

Влад
08.09.2017 в 18:39 - Ответить

Очаги межрелигиозной напряженности с каждым годом увеличиваются. Теперь зарождается буддистки терроризм.

Дамет
08.09.2017 в 18:44 - Ответить

Все всегда ругают МИД Казахстана, что всегда делает заявления (касаются те или иные события к стране или нет). Я думаю правильно — мировое сообщество знает нашу четкую позицию.

Оставьте свой комментарий к статье:

Рекомендуем прочитать

К двусторонним отношениям Катара с Ираном и Турцией

Катар в 2015 году был признан Международным валютным фондом самым богатым государством в мире. Имеет независимую политику и стремится быть посредником в многочисленных конфликтах в Заливе Несмотря на некоторую...

Тәуелсіздік тұмарлары

Бұдан он тоғыз жыл бұрын, яғни 1998 жылы күзде еліміз Тәуелсіздігінің тарихындағы ақ түйенің қарны жарылған алқалы оқиға - алғашқы үшем дүниеге келді. Есімізде, сол жылдары әлемде тағы бір қаржы дағдарысы басталып, енді...

К ситуации в Мьянме

По мнению политологов, резонансные межэтнические столкновения, происходящие в Мьянме, могут быть использованы отдельными государствами для реализации собственных политико-экономических планов в отношении этой...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока