KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

Хозяева нефтяных жемчужин Казахстана

Хозяева нефтяных жемчужин Казахстана

18.05.2020

Три крупнейших месторождения Казахстана (Тенгиз, Карачаганак и Кашаган) в совокупности дают 1 408 000 баррелей нефти в день, что составляет 72% всей добычи нефти страны.  Основными акционерами компаний, оперирующими этими месторождениями являются всемерно известные гиганты нефтяной промышленности:

ТОО «Тенгизшевройл» — месторождение Тенгиз

Участники: Шеврон — 50%, ЭксонМобил — 25%, КазМунайГаз – 20% и ЛукАрко – 5%

Производство в 2019 году: нефти – 29,79 миллионов тонн (650 000 баррелей в сутки), сжиженного газа – 1,3 миллиона тонн, сухого газа – 7,9 миллиарда кубометров, сера – 2,6 миллиона тонн.

Прямые финансовые выплаты Казахстану в 2019 году: $10,6 миллиардов долларов США.

Карачаганак Петролеум Оперейтинг Б.В. – месторождение Карачаганак

Акционеры: Роял Датч Шелл плс – 29,25%; ENI — 29,25%; Шеврон – 18%, Лукойл – 13,5% и КазМунайГаз – 10%

Производство: 20 миллионов тонн в нефтяном эквиваленте, жидких углеводородов, неочищенного и топливного газа (378 000 баррелей в сутки).

North Caspian Operating Company B.V. – месторождение Кашаган

Акционеры:  КазМунайГаз – 16,877%; Agip Caspian Sea B.V. (ENI) — 16,807%; Total — 16,807%; ЭксонМобил — 16,807%; Роял Датч Шелл плс — 16,807%; CNPC – 8,333; Inpex – 7,563%.

Общим объем производства (достигло в марте 2020 года с момента возобновления производства): 40 миллионов тонн нефти.  Ежегодная добыча около 17,4 миллиона тонн (380 000 баррелей в сутки).

На заре независимости страны, правительство Казахстана приняло правильное решение передав консорциумам из таких инвесторов крупнейшие месторождения страны.  Когда развалился СССР, у независимого Казахстана не было ни собственных кадров (96% работников в нефтяной индустрии КазССР были из России, Украины и Азербайджана), ни технологий, ни зачатков промышленности по изготовлению даже простейших инструментов и оборудования, не было сервисных компаний, и конечно денег не было на освоение таких крупных месторождений.  Вспомните также, что Казахстан является самой большой в мире страною, которая не имеет доступа к мировому океану, что уже делало логистику транспортировки нефти архи сложной.  И только правильное выстраивание отношений с соседями, огромная дипломатическая работа позволила открыть для нас транспортные коридоры. У молодого государства также не были очерчены границы, признанные международным сообществом и нашими соседями.  Процесс демаркации и делимитации границ занял десятилетия, но это создало возможности для инвестирования в такие месторождения как Кашаган.

Именно передача Тенгиза, Карачаганака и Кашаганака международным инвесторам вывела Казахстана в 50 сильнейших экономик мира.  Эти проекты стали якорными для нашей экономики, дали возможность взрастить наши кадры (теперь на этих месторождениях больше 90% сотрудников являются гражданами Казахстана) и получить новые знания, освоить новые технологии в области добычи нефти, создали современную нефтяную инфраструктуру, на которую равняются другие нефтяные компании, дали работу многочисленные сервисным компаниям (в том числе и казахстанским), мы нарастили добычу углеводородов и  создали транспортные маршруты для их доставки на мировые рынки, получаем стабильный источник валюты и налогов, создали резервные фонды и преобразили такие города как Аксай, Орал, Атырау и Актау.  Все социальные и инфраструктурные проекты последних десятилетий, включая перенос столицы в г. Нур-Султан стали возможны только благодаря иностранным инвестициям в крупнейшие нефтегазовые месторождения Казахстана.     Не забывайте также, что инвестиции примерно 115 миллиардов долларов только в эти 3 проекта стали залогом политической стабильности страны.  Крупные корпорации США, Европы, Японии, России и Китая конечно же имеют определенное влияние в политических кругах этих стран и если они рискнули инвестировать свои деньги в нашу страну, то и правительства этих государств также будут заинтересованы в стабильности Казахстана.  Кроме того, многие из этих стран как раз и являются крупнейшими покупателями казахстанской нефти.  А мы на полученные деньги, в свою очередь покупаем у них необходимые для нас товары, машины и оборудование.

Поэтому анализ воздействия последнего мирового нефтяного кризиса на акционеров крупнейших месторождений Казахстана, не является для нас чисто праздным интересом.  Влияние всемирного нефтяного кризиса ощутят все, в том числе и флагманы нефтяного бизнеса.   Самочувствие этих нефтяных гигантов напрямую влияет на экономику Казахстана.   Ниже представлен анализ того, что испытывают эти корпорации в условиях нефтяного кризиса, какие меры они предпринимают, чтобы нивелировать свои потери.

 Royal Dutch Shell plc (Роял Датч Шелл плс) владеет 29,25% акций Карачаганака и 16,807% акций Кашагана;  Кроме этого у Shell есть дочерняя компания Pearls PSC (55 %), которой принадлежат ещё два участка в Каспийском море, Ауэзов и Хазар, общей площадью 520 км². Доля Shell в консорциуме каспийского нефтепровода (КТК), соединяющего Каспийское море с Чёрным по территории Казахстана и России, составляет 7,43 %.

 Головной офис: г. Гаага, Нидерланды; Юридический адрес: г. Лондон, Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии

В 2016 году в компании работали 89 000 человек.  В 2018 году число сотрудников уменьшилось до 79 000 человек.  В настоящее время количество сотрудников увеличилось вновь до 83 000.  Возможно, ввиду кризиса, Shell снова пойдет на сокращение штата.

Капитализация (рыночная стоимость акций на фондовой бирже) на 30.12.2019 г.: $242,5 миллиардов долларов США.  Капитализация на 29.04.2020 г.: $145,4 миллиардов долларов США.  Таким образом, капитализация компании за 4 прошедших месяца упала почти на $97 миллиардов долларов США или на 40%.

В связи 46% падением чистой прибыли до $2,9 миллиардов долларов США, впервые за 80 лет (со времен окончания Второй мировой войны) компания Shell сократила дивиденды.  Компания решила выплачивать только 16 центов на каждую акцию, вместо 47 центов по сравнению с прошлым кварталом.  Это сокращение на 67%.

Shell объявила о продажи своих активов по добычи сланцевого газа в районе Апалачи в США за $541 миллионов долларов США местной компании National Fuel Gas Company.  Примечательно, что когда-то эти активы компания приобрела за $4,7 миллиардов долларов США в 2010 году.  Продажа видимо связано с резким падением цен на природный газ в США и желанием компании сконцентрироваться на основных проектах.

Долги выросли с $1 миллиарда долларов США в 2005 году до $79,2 миллиардов долларов США на сегодня и в основном это связано с крупным поглощением Бритиш Газ.  За последние 15 лет компания выплатила дивидендов на $153 миллиарда долларов США и потратила еще $48 миллиардов долларов США на выкуп собственных акций.

Финансовые средства находящиеся в распоряжении компании выросли на 24,5% и достигли $34,3 миллиардов долларов США.

Объем переработки нефти на НПЗ Shell упал на 40% в результате резкого падения спроса из-за короновируса.  Такая же картина наблюдается на всех НПЗ мира.  Спрос на авиационное топливо упал на 90%.

 Chevron (Шеврон) владеет 50% доли в Тенгизе и 18% акций Карачаганака.  Доля Шеврон в консорциуме каспийского нефтепровода (КТК), соединяющего Каспийское море с Чёрным по территории Казахстана и России, составляет 15%.  Кроме того, Шеврон владеет предприятием по производству пластиковых труб и клапанным заводом в г. Атырау.

Головной офис: г. Сан-Рамон, Калифорния, США

Количество сотрудников: 48,200.  В 2014 году количество сотрудников было на 12,500 человек больше.  Компания извлекла уроки из предыдущего нефтяного кризиса цен и значительно сократила штаты еще в 2015 – 2018 г. г.

Капитализация компании на 31 декабря 2019 года составляла $226,8 миллиардов долларов США.  А уже на 5 мая 2020 года капитализация упала до $173 миллиардов долларов США.  Рыночная стоимость компании за 1 квартал 2020 года упала на $53 миллиардов долларов США или 23,5%.

Добыча нефти Шеврон в 1 квартале 2020 года выросла на 6% по сравнению с тем же периодом прошлого года до 3,24 миллиона баррелей в сутки, что является рекордом для компании.  По результатам 1 квартала 2020 года, производство нефти увеличилось на 2% по сравнению с показателями того же квартала прошлого года.  В тоже время Шеврон объявил, что во 2 квартале временно сократит добычу на крупнейшем месторождении сланцевой нефти Пермиан в США до 400 000 баррелей в сутки.  Шеврон планирует временно сократить на этом месторождении буровые работы на 60%.

Шеврон сообщил о прибыли по результатам 1 квартала 2020 года в объеме $3,6 миллиарда долларов США, вызванного в основном удачной продажей активов и улучшением доходов от переработки нефти.  В 1 квартале 2019 года прибыль компании была на уровне $2,6 миллиардов долларов США.    Вместе с тем, выручка компании сократилась на 10,5% до $31,5 миллиардов долларов США за 1 квартал 2020 года.  Тем не менее, компания решила сохранить дивиденды на прежнем уровне (компания не сокращала дивиденды с 1934 года – со времен окончания Великой Депрессии).

В 1 квартале 2020 года Шеврон продал нефтедобывающий бизнес на Филиппинах за $240 миллионов долларов США и долю 9,57% в консорциуме ACG (Азери-Шираг-Гюнешли), который разрабатывает шельфовое месторождение в азербайджанском секторе Каспийского моря, а также долю 8,9% в трубопроводном консорциуме Баку-Тбилиси-Джейхан за $1,570 миллионов долларов США.  Покупателем азербайджанских активов Шеврона выступила венгерская компания MOL Hungarian Oil and Gas plc.  Последнее свидетельствует, что Шеврон более не рассматривает маршрут экспорта казахстанской нефти через Азербайджан и Грузию.  Это вероятно связно с произошедшим расширением КТК в 2017 году.

Кроме того, Казначейство США выдало новые лицензии (со сроком истечения до 1 декабря 2020 года) на работу в Венесуэле американским нефтяным и нефтесервисным компаниям, которые разрешают лишь минимально необходимые работы на месторождениях и серьезно ограничивают их в работе в этой стране, в частности запрещается проведение буровых работ и экспорт нефти.  Шеврон имеет участие в нескольких проектах в Венесуэле.  Вполне вероятно, правительство США в конечном итоге сможет заставить Шеврон покинуть Венесуэллу и компании придется списать активы в этой стране.

Долги Шеврона уменьшились с $33,5 миллиардов долларов США в 2017 году до $23,7 миллиардов долларов США на 31 марта 2020 года.

Финансовые средства находящиеся в распоряжении компании сократились с $10,3 миллиардов долларов США в 2018 году до $5,7 миллиардов долларов США на 31 марта 2020 года.

Шеврон решил сократить капитальные затраты на 30% до $14 миллиардов долларов США.  Шеврон также сокращает текущие (операционные) затраты на $1 миллиард долларов США.

ExxonMobil (ЭксонМобил) владеет 25% долей в Тенгизе и 16,807% акциями в Кашагане.  Доля ЭксонМобил в консорциуме каспийского нефтепровода (КТК), соединяющего Каспийское море с Чёрным по территории Казахстана и России, составляет 7,5%.

Головной офис: г. Ирвинг, штат Техас, США.

Количество сотрудников: 74 900.  Последние два года штат сотрудников увеличивается.  В 2017 году было 69 700 сотрудников.

Капитализация компании на 23 декабря 2019 года составляла $297,9 миллиардов долларов США.  А уже на 27 апреля 2020 года капитализация упала до $191,2 миллиардов долларов США.  Рыночная стоимость компании упала на $106 миллиардов долларов США или на 35%.

Производство углеводородов в нефтяном эквиваленте: 4,046 миллионов баррелей в день.  Добыча практически осталось на том же уровне, что и в 1 квартала 2019 года.  ЭксонМобил объявил, что во 2 квартале 2020 года сократит добычу на крупнейшем месторождении сланцевой нефти Пермиан в США на 400 000 баррелей в сутки.  Компания решила оставить лишь 15 буровых станков на этом месторождении, сократив 75% буровых работ.

По результатам 1 квартала ЭксонМобил понесла убытки в размере $610 миллионов долларов США, впервые за 20 лет и произвела переоценку активов, списав $3 миллиарда долларов США.   Выручка компании упала с $63,6 миллиардов долларов США в 1 квартале 2019 года до $56,2 миллиардов долларов США по результатам 1 квартала 2020 года, т.е. сократилась на 11,7%.  Тем не менее, компания решила сохранить дивиденды на прежнем уровне.

Компания располагает денежными средствами в размере $11,4 миллиарда долларов США.

Долги компании составили $31,8 миллиардов долларов США, увеличившись на 67,4% по сравнению с тем, что было на конец прошлого года.

ЭксонМобил решила сократить капитальные затраты на 30% до $23 миллиардов долларов США на 2020 год.  Компания также намерена сократить свои текущие (операционные) расходы на 15%.

Лукойл через 100% дочернею компанию LukArco владеет 5% долей Тенгиза и 12,5% акций Каспийского Трубопроводного Консорциума, а также напрямую владеет 13,5% Карачаганака, 50% в месторождении Кумколь, компания имеет завод смазочных материалов под Алматы, морские проекты участков Женис (50%) и I-P-2.

Штаб-квартира: г. Москва, Российская Федерация

Количество сотрудников: 100 тысяч.

Капитализация на 31 декабря 2019 года составляла $65 миллиардов долларов США.  А на 12 мая 2020 года она снизилась до $45,4 миллиардов долларов США.  Таким образом, стоимость компании снизилась на 30,7% или $20 миллиардов долларов США.

В марте суточная добыча компании составила 222,4 тысячи тонн (2,3 миллионов баррелей в сутки) нефтяного эквивалента.  В апреле компания решила сократить свою добычу на 18% (40 тысяч тонн/300 тысяч баррелей в сутки) в рамках соглашения ОПЕК+.  Стремясь как-то нивелировать падения спроса, компания перевела свои европейские НПЗ на собственную нефть.

На конец 2019 года у компании был очень небольшой долг – $6,5 миллиардов долларов США.  Большую часть долгов приходилось на 4 размещения еврооблигаций на общую сумму в $4 миллиардов долларов США.  6 мая 2020 года Лукойл объявил о завершении размещения новых еврооблигаций на общекорпоративные нужды на сумму $1,5 миллиардов долларов США.  Впервые за 4 года компания прибегла к внешним заимствованиям. Но всё равно, долг для такой корпорации как Лукойл весьма небольшой и он никак не будет влиять на финансы компании.

Лукойл решил поменять свою дивидендную политику и направить 100% свободных денежных средств на выплату дивидендов акционерам.  Выплаты дивидендов за 2019 год составят 375 миллиардов рублей ($5 миллиардов долларов США).  Раньше фокус компании был на выкупе своих собственных акций, на что в 2018-2019 г.г. было направлено $4,6 миллиардов долларов США, что в прошлом приводило к росту капитализации компании.  Топ-менеджмент компании, одновременно являющиеся акционерами Лукойла решили поддержать компанию и направить все свои дивиденды за 2019 год в специальный фонд на развитие инвестиционной программы Лукойла (это может составить до 140 миллиардов рублей или 25% всей инвестиционной программы компании на 2020 год).

Лукойл сокращает капитальные затраты на $1,5 миллиардов долларов США (примерно 20% инвестиционной программы).  Лукойл объявил о планах сократить бурение в Западной Сибири, Коми и в Пермском крае на 20% от годового плана.  Речь идет о приостановлении работы 26 буровых станков из 130 работающих на компанию.

ENI (Agip) владеет 16,807% акций Кашагана, 29,25% акций Карачаганака и 2% акций Каспийского Трубопроводного Консорциума, участие в проекте освоение шельфового месторождения Абай, два проекта возобновляемой энергии в Казахстане по 50 Мегаватт каждый.

Штаб-квартира компании находиться в г. Рим, Италия.  Итальянское государство владеет чуть больше 30% акций компании.

С 2014 года Eni  проводила крупную распродажу активов (в частности были распроданы многие НПЗ) с целью сохранить прибыльность бизнеса, а оборот компании сократился с более чем €100 миллиардов евро в 2014 году до €55 миллиардов евро в 2016 году, число сотрудников — с 84 тысяч до 33 тысяч.  В настоящее время на компанию работают 32 тысячи сотрудников.

На 31 декабря 2019 года капитализация компании составляла $55,6 миллиардов долларов США, но спустя 4,5 месяца стоимость Eni упала до $33,2 миллиардов долларов США по состоянию на 12 мая 2020 года.  Таким образом, падение стоимости акций составило 40%.

С 2013 года наблюдается падение выручки компании со €116 миллиардов евро до €69,8 миллиардов евро по результатам 2019 года.  За этот же период чистая прибыль компании сократилась с более чем €4 миллиардов евро до почти €3 миллиардов евро.  Еще до нынешнего нефтяного коллапса компания испытывала системный кризис.  Результаты 1 квартала 2020 года неутешительны для Eni – падения выручки на 27%.  Среди всех нефтяных гигантов – владельцев крупнейших месторождений Казахстана – эта компания наиболее слабое звено.

Компания производит 1,8 миллионов баррелей в нефтяном эквиваленте в сутки, что на 17% больше чем 2014 году.  Несмотря на это новые добычные проекты в которые инвестирует компания продвигаются медленно и компания не сумела в полной мере извлечь из них выгоду до наступления нынешнего нефтяного кризиса.  По состоянию на 13 мая 2020 года компания считает, что сможет удержать производство в нефтяном эквиваленте 1,8 миллионов баррелей в сутки.  Пока компания полностью не оценила возможные снижения добычи по конкретным месторождениям и влияния по сокращению нефти в рамках соглашения ОПЕК+.

Компания ожидает сокращения притока свободных денежных средств с €11,5 миллиардов евро до €7,3 миллиардов евро в течении 2020 года.  По результатам 1 квартала 2020 года приток свободных денежных средств составил €2 миллиарда евро, что значительно меньше за аналогичный период прошлого года, составившим €3,4 миллиардов евро.  Сценарий компании возврата цены на нефть до уровня 45 долларов в среднем по настоящему году чрезмерно оптимистичный.  Выплаты дивидендов остались на прежнем уровне.

Финансовые средства находившиеся в распоряжении компании на конец 2019 года составляли €16 миллиардов евро.  А на конец марта 2020 года составили €12,2 миллиардов евро.

Долги компании уменьшились на 16% в конце 2019 года по сравнению с 2014 годом.  На конец марта 2020 года долги компании достигали €26,2 миллиардов евро.  11 мая компания объявила об успешном размещении еврооблигаций на €2 миллиарда евро.

Eni сокращает капитальные затраты на €2,3 миллиардов евро (80% придется на добычные проекты).  Таким образом, капитальные затраты сокращаются на 30% от запланированного на 2020 год.  Компания также сократит текущие затраты на €600 миллионов евро и прекратит выкуп своих акций.

Total владеет 16,807% акций Кашагана, 60% доля в месторождении Дунга, строительство и владение 2 солнечными электростанциями.

Штаб-квартира: г. Париж, Франция.

Количество сотрудников на конец 2019 года – 107,7 тысяч.  Штат в 2017 году был 98,2 тысячи.

На 31 декабря 2019 года капитализация компании была $143,8 миллиардов долларов США.  А на 12 мая 2020 года рыночная стоимость компании снизилась до $89,7 миллиардов долларов США.  Таким образом, капитализация уменьшилась на 41%.

По результатам 1 квартала 2020 года компания добывала чуть больше 3 миллионов баррелей в сутки в нефтяном эквиваленте.  Это примерно на 5% больше чем за аналогичный период 2019 года.  Компания ожидает, что добыча снизиться примерно на 5% в течении нынешнего года.

Совет директоров компании решил уменьшить свое фиксированное вознаграждение на 25% с 1 мая 2020 года по 31 декабря 2020 года.  Правление согласилось сократить фиксированное вознаграждение на 10% в тот же период.

Чистая прибыль компании за 1 квартал 2020 года уменьшилась на 35% до $1,7 миллиардов долларов США по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Несмотря на это дивидендная политика компании осталась неизменной.

Компания приобрела активы на $1,6 миллиардов долларов США (37,4% акций компании Adani Gas Limited в Индии и оплата второго транша в рамках приобретения 10% участия в проекте Арктик СПГ-2 в России).  Компания также продала активы на $542 миллионов долларов США (блок СА-1 в Брунее и ряд активов во Франции).

Компания располагала свободными денежными средствами в размере $26,7 миллиардов долларов США на конец 1 квартала 2020 года.

Компания разместила облигации в 1 квартале 2020 года на $3 миллиарда долларов США и открыла кредитную линию на $6 миллиардов долларов США.  Долги компании на 31 марта 2020 года составили $48,9 миллиардов долларов США и растут последние 2 года.

Total сокращает капитальные затраты на $4 миллиарда долларов США (25%) с $18 миллиардов долларов США запланированных первоначально на 2020 год до $14 миллиардов долларов США.  Текущие затраты сокращаются в 2020 году на $1 миллиард долларов США, плюс компания намерена сэкономить на снижении стоимости электричества еще $1 миллиард долларов США.

Inpex имеет 7,563% акций Кашагана

Штаб-квартира в г. Токио, Япония.

Количество сотрудников: 3117 человек.

Inpex является крупнейшей японской компании в сфере добычи и разведки углеводородов, работает в 20 странах мира и на 19% принадлежит японскому государству.

Компания производит примерно 587 тысяч баррелей в сутки в нефтяном эквиваленте.

Капитализация компании снизилась с $13,4 миллиардов долларов США на 30 сентября 2019 года до $9,5 миллиардов долларов США 12 мая 2020 года.  Рыночная стоимость компании уменьшилась 30%.

Inpex сократил прогноз по чистой прибыли на 2020 год на 93% и теперь полагает, что она может составить всего лишь $93 миллионов долларов США.  По результатам 2019 года прибыль составила $865 миллионов долларов США.

Прогноз на 2020 год по выплатам дивидендов также пересмотрен в сторону уменьшения на треть.   Тем не менее, выплата дивидендов остается на прежнем уровне, что и в 2019 году.

Долги компании на 31 марта 2019 года составили $10,5 миллиардов долларов США.

Компания сокращает капитальные затраты на 20%, а затраты на разведку 40%.

CNPC владеет в Казахстане: 8,333% акций Кашагана, 85,42% акций Актобемунайгаза, 50% доли в КМК Мунай, 67% акций Казахстанмунайгаз (ШНОС), 100% долей в месторождении Северные Бузачи, 25% долей в компании КАМ (месторождения Кенес и Бектас), 100% долей компании ADM (месторождения Арыс и Буринов), 100% акций АО «Мангистаумунайгаз», 50% доли в ТОО «Казахстанско-Китайский Трубопровод» (Атасу-Алашанькоу и Кенкияк-Кумколь), доля в ТОО «Азиатский Газопровод» (Бейнеу-Шымкент/Центральная Азия — Китай), 50% в ТОО «Asia Steel Pipe Corporation» (завод по производству стальных сварных труб большого диаметра в Алматы), услуги по геофизической разведке, бурению, каротажу, тестированию скважин.

Штаб-квартира: г. Пекин, КНР

Число сотрудников: 1 млн. 355 тысяч.

Единственный акционер – китайское государство.

Компания сообщила о планах добиться производства 200 миллионов тонн в нефтяном эквиваленте в 2020 году. Так как Китай является нетто-импортером углеводородов (72% импорт), то у компании нет никакой необходимости физически снижать производство нефти и газа.  Разве, что короновирус на короткое время повлиял на внутреннее потребление нефтепродуктов в 1 квартале 2020 года.  Крупнейшая дочка компании – PetroChina (публичная компания, где доля CNPC составляет 80%) сообщила, что в 1 квартале 2020 года производство традиционных видов топлива (бензин, дизель, керосин) упала на 13,8% по сравнению с тем же периодом прошлого года.  Вместе с тем, PetroChina сообщила о росте производства нефти на 6% в 1 квартале 2020 года в КНР, что говорит о том, что нефть отгружалась в хранилища.  Одновременно, в СМИ проскользнула информация, о том, что отгрузка газа в Китай из Казахстана снизилась, это говорит как раз о том, что потребление газа в период короновируса упала, а хранилищ газа в Китае недостаточно.

В 2018 году выручка CNPC была $393 миллиардов долларов США.  Конечно, сейчас выручка упадет и может оно и не выгодно CNPC, но Китай как страна очень даже выиграет от падения цен на углеводороды.  PetroChina сообщила, что выручка упала на 14,4% в 1 квартале в сравнении с тем же периодом прошлого года.

Выводы:

Как видите, все международные нефтяные гиганты, инвестировавшие в нефтегазовые месторождения Казахстана испытывают трудности.   Капитализация компаний катастрофически упала, у многих до 40%.  Упали доходы.  Производство нефти среди этих компаний не особенно упала по результатам 1 квартала 2020 года, но ожидаются сокращения добычи во 2 квартале 2020 года.  Сокращаются инвестиционные программы и текущие затраты на 2020 год.  О массовых увольнениях сотрудников пока не сообщалось, но это может случиться.  Компании наращивают долги, частично для того, чтобы закрыть текущие обязательства, некоторые для выплаты дивидендов, наиболее подготовленные готовятся к приобретению существенно подешевевших активов и поглощению конкурентов.

Налицо стремление руководства нефтяных компаний во что бы то ни стало сохранить высокий уровень выплат дивидендов.  Это объясняется тем, что большинство акционеров таких крупных корпораций являются индивидуальными и долгосрочными инвесторами, которые рассчитывают на выплату дивидендов, а невыплата дивидендов может обернуться оттоком инвестиционного капитала.  Такое может привести к ухудшению финансовых показателей компаний, снижению рейтингов и как следствие к более дорогому обслуживанию долгов.

В тоже время многие сотрудники нефтяных компании владеют акциями и опционами на приобретение таких акций, а топ-менеджеры компании располагают крупными пакетами акций своих же компаний и поэтому они кровно заинтересованы в сохранении и наращивании выплат дивидендов.  Дивиденды компании также отражаются на солидных бонусах и опционах на приобретении акций топ-менеджерами.  Поэтому делается все для того, чтобы выплатить дивиденды, включая такие меры как взять в долг и продать активы компании и за счёт этого показать прибыльность бизнеса.  В долгосрочном плане такая стратегия ни к чему хорошему не приведет.  Такая стратегия по использованию прибыли говорит и о том, что руководство крупных нефтяных корпораций также думает, что кризис будет на короткое время.  А что если нет?  Тогда сегодняшние выплаты дивидендов, вместе с большими долгами могут привести к серьезному системному кризису таких нефтяных гигантов.  Но, кризис кризисом, а дивиденды это Святое.  Никто не верит в светлое будущее, деньги нужны прямо сейчас.

Во многих западных нефтяных гигантах нет крупных акционеров, способных иметь определяющий голос.  А когда компанией владеют все, то фактически никто.  Такая система акционирования крупных корпораций превращает их по сути в большой колхоз, где основной голос имеет менеджмент, а контрольным механизмом служат многочисленные отчёты перед разными регуляторами (например, биржа).  Кстати, владение компанией государством имеет тот же эффект.

В среднесрочной перспективе (5 лет) я ожидаю, что одна из этих корпораций в стремлении обеспечить дивиденды своим акционерам в условиях низких цен на углеводороды захочет продать свои активы в Казахстане.  Скорее всего это будет одна из европейских компаний, сильно отягощённая долгами и желающая сосредоточиться на возобновляемых источниках энергии.  И Правительству Казахстана, а также КазМунайГазу нужно быть готовыми к такому развитию событий.  Кризис, это шанс если не вернуть под контроль Казахстана крупнейшие нефтяные месторождения страны, то по крайней мере нарастить свою долю участия.  Спешка с этим вопросом ни к чему.  Во-первых, Казахстан сегодня и сам испытывает серьезные трудности, во-вторых у многих нефтяных компаний до сих пор не ушла надежда (ничем не обоснованная) на возврат цен на углеводороды в ближайшей перспективе, в-третьих цены на активы при длительном периоде низких цен на нефть будут падать и есть шанс купить подешевле.

Безусловно, Казахстан должен оставаться открытой страной для инвестиций, нам и сегодня много чему можно поучиться у крупных международных корпораций, от них очень большая польза, пусть зарабатывают в Казахстане вместе с нами, но основными хозяевами нефтегазовых предприятий страны всё-таки должен стать Казахстан, наш народ.   Посмотрите на арабские страны Персидского залива, они не ссорились с крупными международными нефтяными корпорациями, выкупили у них многие активы, и продолжают активно работать с ними.   И нам так нужно делать.

Автор: Шайкенов Нуржан

Оставьте свой комментарий к статье:

Рекомендуем прочитать

ШЫҒАНАҚ АРАБ ЕЛДЕРІНІҢ ГУМАНИТАРЛЫҚ КӨМЕК КӨРСЕТУ САЛАСЫНДАҒЫ ІС-ӘРЕКЕТТЕРІ ТУРАЛЫ

Парсы шығанағының араб монархиялары гуманитарлық салаға үлкен мән береді және оны жаһандық та, ұлттық та деңгейде өзінің сыртқы саясатының негізгі бағыттарының бірі ретінде қарастырады. Бұл бірінші кезекте –...

Религией Саудовской Аравии мог быть иудаизм

Новое исследование древних изменений климата показало, что около 1500 лет назад Южная Аравия пострадала от многолетней засухи. Это, вероятно, способствовало падению некогда могущественного еврейского царства,...

Региональный союз будет независим от США?

Вчера, 22 июня, впервые за четыре года, самолет наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана приземлился в турецком аэропорту. Для него и президента Турции Реджепа Эрдогана это завершение периода...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока