KazAnalytics

Аналитический портал Ближний Восток и Центральная Азия

Титаны по обе стороны Персидского залива — новая волна эскалации

06.01.2016

Официальные контакты между Саудовской Аравией и Ираном начались в августе 1929 года. Тегеран впервые посетила саудовская делегация, в ходе которой были подписаны первые межгосударственные документы, такие как договор о дружбе, а также заложены основы политических, дипломатических и торговых отношений между двумя странами.

1930 году стороны впервые обменялись дипломатическими представительствами. Тегеран открыл свое дипломатическое представительство в г.Джидде. Со своей стороны Король Абдель Азиз отправил своего сына с дипломатической миссией в Тегеран. В 1932 году Иран посетила высокопоставленная королевская делегация.

Первые трения между странами возникли в 1943 году. Иранские паломники приехавшие совершить хадж осквернили мусульманскую святыню Каабу, нецензурно выражались по отношению к руководству королевства, ругали пророка и его сподвижников. Впоследствии все участники беспорядков были арестованы и казнены. Тегеран ответил разрывом вех контактов с Саудовской Аравией.

Однако в 1943 году по инициативе саудовской стороны отношения постепенно нормализовались.

1960-1970 годах отношения шахского Ирана и Королевства Саудовская Аравия находились на подъеме, хотя между странами имелись разногласия по отдельным вопросам политического и религиозного характера.

В 1960 году Эр-Рияд крайне сильно отреагировал на признание Ираном Израиля как государства. Однако Тегерану удалось убедить саудовского монарха, что данный шаг являлся чисто дипломатическим ходом. Иран заверил Саудовскую Аравию, что не признает новое израильское государство юридический, и не будет устанавливать с ним дипломатических отношений.

Постепенно Саудовская Аравия начала опасаться гегемонии шахского Ирана. Она начала с опаской смотреть, как Иран постепенно становится региональной державой, взгляд которой устремлен в сторону Персидского залива. Особенно это стало, заметно, когда 1971 году шахская армия высадила десант и установила контроль над тремя спорными островами (большой и малый Тумб и Муса) около Ормузского пролива, на которые претендовали ОАЭ.

При всем этом, были и точки соприкосновения интересов и тесного сотрудничества, ведь обе страны были монархиями, имевшими хорошие отношения с Западом и серьезно опасавшимися распространения республиканских идей на Ближнем Востоке. Так, например, в ходе гражданской войны  в Йемене 1960-х годах Иран, Саудовская Аравия поддержали монархистов. В истории отношении Ирана и Саудовской Аравии те годы считаются наилучшими годами.

Однако это продлилось не долго. В 1968 году после вывода британских войск из Бахрейна и последующего визита Шейха Исы Аль-Халифы в Саудовскую Аравию и номинального признания королевства как государства Эр-Риядом, Иран пригрозил военным вторжением в это государство, что привело к очередному  дипломатическому противостоянию.

После исламской революции 1979 года отношения приобрели характер регионального соперничества. Обострение отношений между двумя странами в начале восьмидесятых годов прошлого века было обусловлено рядом факторов.

К началу 80-х годов прошлого века официальными доктринами в обоих государствах были признаны шиитская и суннитская версии ислама. Однако если идеология политического шиизма имеет ярко выраженную революционную направленность, то ваххабитская политическая доктрина, принятая в КСА, носит консервативно-охранительный характер.

Главные противоречия между двумя странами вызваны этноконфессиональным фактором. В Саудовской Аравии и других монархиях Персидского Залива присутствует значительное шиитское меньшинство. Шиитские общины стран Персидского залива, составляющие в Бахрейне 75% населения, в Кувейте – 30%, в Дубае – 30%, в Абу-Даби – 20%, в Катаре – 20% . Шиитская община Саудовской Аравии составляет по разным данным от 10 до 15% населения страны. Шииты населяют оазисы Катиф и эль-Хаса в Восточной провинции королевства, на территории которой сосредоточена большая часть саудовских нефтяных месторождений. Примечательно, что шииты подвергаются на территории королевства явной дискриминации. Среди министров саудовского правительства нет ни одного шиита. Последователи этой конфессии не представлены на командных должностях в вооруженных силах и саудовских спецслужбах (сейчас эта ситуация постепенно меняется). В городах Восточной провинции нет ни одного шиита на посту мэра или начальника районной полиции. Из 150 депутатов саудовского меджлиса (не являющегося полноправным парламентом, но выполняющего лишь консультативные функции при короле) только несколько шиитов.

На отношения между двумя странами большое влияние оказывает геополитическая ситуация на Ближнем Востоке, особенно в зоне Персидского Залива. Лозунг «экспорта исламской революции», выдвинутый революционным правительством Хомейни, вызвал в Эр-Рияде опасения возможной шиитской революции в Ираке с последующим распространением иранской экспансии на другие страны Персидского Залива. Результатом стал противоестественный с идеологической, но логичный с геополитической точки зрения альянс между консервативной ваххабитской Саудовской Аравией и левонационалистическим баасистским режимом Саддама Хусейна в Ираке.  Саудовская элита с одобрением восприняла иракскую агрессию против Ирана в сентябре 1980 года и оказала Багдаду существенную финансово-экономическую помощь в ходе ирано-иракской войны.

В попытке сплотить монархические режимы стран Персидского Залива перед лицом гипотетической «иранской угрозы» в 1981 году по инициативе саудовского руководства в 1981 году был создан Совет сотрудничества арабских государств Персидского Залива (ССАГПЗ). В то же время падение шахского режима в Иране придало новый импульс саудовско-американским отношениям. КСА становится главным стратегическим партнером Соединенных Штатов в мусульманском мире и одним из трех основных союзников Вашингтона на Ближнем Востоке (два других союзника – Турция и Израиль). Наличие американских военных баз США в Саудовской Аравии в описываемый период служило дополнительным раздражителем для Тегерана, обеспокоенного размещением вооруженных сил США по периметру своих границ.

Антисаудовская политическая риторика в Иране особенно усилилась после инцидента в 1986 году когда в аэропорту Джидды у иранских паломников в багаже были обнаружены спрятанные в 95 чемоданов 51 кг взрывчатки. После этого инцидента во время хаджа 1987 года ряд иранских паломников попытались организовать в Мекке демонстрацию с лозунгами в поддержку палестинского сопротивления и исламской революции. Демонстрация подверглась жестокому разгону саудовскими силами безопасности, в результате которого погибло 85 сотрудников службы безопасности, 42 паломника из других стран, и 275 иранских паломников, большинство которых были женщинами.

В 1988 году после гибели более 400 человек в столкновениях с полицией, большинство которых составляли граждане Ирана прибывшие на хадж, правительство Саудовской Аравии разорвало дипломатические отношения с Ираном, в результате чего иранцы оказались лишены возможности совершать паломничество в Мекку.

Отношения между двумя крупнейшими странами Ближнего Востока стали постепенно меняться в 1990 году, после иракской агрессии в Кувейте и начала операции «Буря в пустыне», молчаливо поддержанной Тегераном. В данном случае на коротком  отрезке совпали геополитические цели Тегерана и Эр-Рияда по ослаблению саддамовского Ирака, рассматривавшегося обеими странами в начале 90-х годов прошлого века  в качестве основной угрозы. В 1991 году дипломатические отношения возобновляются и решен вопрос хаджа.

Приход к власти в Ираке в январе 2005 году правительства, в котором доминировали представители шиитских партий «Да’ава» (Партия исламского призыва), Высшего совета исламской революции в Ираке (ВСИРИ) и движения «Ахрар» Муктады ас-Садра ознаменовал рост иранского политического влияния в Багдаде и трансформацию Ирака в первое в истории арабского мира шиитское государство. События в Ираке сопровождались укреплением ирано-сирийского стратегического партнерства и усилением влияния движения «Хизбалла» в Иране. Вместе с тем приход к власти шиитов был бы невозможен без содействия американской оккупационной администрации, старавшейся путем наделения власти шиитского большинства обеспечить безопасность американским войскам. Это обстоятельство послужило причиной для ослабления доверия в саудовско-американских отношениях.

 

Еще одним «фронтом» столкновения иранских и саудовских геополитических интересов, начиная с 2005-2006 года становится Ливан. В 2005 году после убийства ливанского премьер-министра Рафика Харири произошел раскол ливанского общества на противников и сторонников пребывания сирийских войск в стране. Силы, недовольные сирийским доминированием в стране, объединились в Коалицию 14 марта во главе с просаудовским политиком Саадом Харири. В то же время сторонники Дамаска составили Коалицию 8 марта, наиболее мощной силой в которой стало проиранское шиитское движение «Хизбалла». Летом 2006 года «Хизбалла» сыграла первостепенную роль в отражении израильской агрессии против Ливана, после чего популярность, политический вес и влияние этой партии в Ливане и в арабском мире в целом резко повысились.

Усиление иранского влияния в Ираке активизировало ряд саудовских опасений в отношении целей иранской политики в регионе. Это касалось опасения о создании «шиитского полумесяца» связывающего Иран со Средиземноморьем. Саудовцы стали рассматривать иранскую политику как средство превратить Персидский Залив в «шиитское нефтяное озеро». Последняя угроза, по мнению саудитов, основана на том, что Иран может воспользоваться «иракским сценарием» и включить в свою зону влияния Бахрейн и саудовскую провинцию Шаркийя.

В то же время саудовская сторона с самого начала конфликта в Сирии оказывала значительную помощь деньгами и оружием радикальным исламистским (такфиристским) группировкам в Сирии. В марте 2014 года указом короля Саудовской Аравии Абдалллы террористическая группировка «Джабхат ан-нусра» была объявлена в КСА вне закона, а за принадлежность к ней введены суровые наказания. Однако в 2012-2014 годах через министра вакфов Найефа аль-Аджми саудовское руководство оказывало помощь этой организации, аффилированной с «Аль-Каидой». В сентябре 2013 года было объявлено о создании нового вооруженного объединения «Джаиш аль-Ислам» («Армия Ислама»). В состав этой группировки, находящейся под плотной опекой саудовских спецслужб вошли группы джихадистов «Ахрар аш-Шам», «Лива ат-тавхид», «Лива аль-хакк», «Ансар аш-Шам» и Курдский исламский фронт. В результате эта группа объединила до 50 тысяч бойцов, а ее возможности финансирования и вооружения остаются на порядок выше, чем у организаций, считающих себя ответвлениями «Аль-Каиды». Во главе этой военизированной структуры встал Захран Аллюш (ликвидирован сирийской армией в декабре 2015 года), который одновременно являлся генеральным секретарем партии Исламского освобождения Сирии (ИОС) со штаб-квартирой в Саудовской Аравии. Необходимо отметить, что З.Аллюш являлся выходцем из восточных пригородов Дамаска. Он представляет достаточно известную семью провинциальных салафитских улемов, тесно связанную с КСА.

Последнее противостояние между Ираном и Саудовской Аравией  произошло в 2015 году во время сезона хаджа, когда в давке в долине Мина погибло более 160 иранских паломников. Иран крайне негативно выразился в отношении саудовских властей, обвинив их в халатности и отсутствия мер безопасности.

Развитие отношений между Ираном и Саудовской Аравией является одним из факторов, определяющих будущее развитие региона. Анализируя их динамику, можно сделать ряд выводов, важных для понимания обстановки в регионе. Отношения между Ираном и Саудовской Аравией характеризуются геополитическим, религиозным и идеологическим соперничеством, причем геополитический фактор играет в этом соперничестве основной, а идеологический – подчиненный характер. Основной причиной конфликта между двумя государствами является желание доминировать в Ираке, Сирии, Ливане. В последнее время к этим районам добавились Йемен и Бахрейн.

Недоверие в отношениях между двумя странами выгодно используют прежде всего, США и Россия. Американский и российский факторы оказывают существенное влияние на ирано-саудовское соперничество в регионе. Исходя из этого, Москва и Вашингтон подогревают  настроения сторон.

В целом можно сказать, что без разрядки напряженности в отношениях между Ираном и Саудовской Аравией и начала серьезного диалога между двумя странами невозможно разблокирование ни одной из региональных проблем. Однако в настоящее время отношения развиваются не в пользу обоих государств, которые в той или иной степени подсознательно находятся под влиянием определенных государств. Нынешнее обострение (казнь шиитского проповедника Шейха Нимра) является чередой отголосков старых обид и в итоге может привести к прямому вооруженному конфликту и полному хаосу в регионе.

Оставьте свой комментарий к статье:

Рекомендуем прочитать

КЕМЕЛ ТОҚАЕВТЫҢ «СОЛДАТ СОҒЫСҚА КЕТТІ» РОМАНЫ ТУРАЛЫ ОЙ (дипломат шығармашылығы рубрикасы)

Екінші дүниежүзілік соғыстың жауынгері, сержант, бейбіт өмірде журналист, жазушы, қоғам қайраткері Кемел Тоқаевтың шоқтықты туындысы «Солдат соғысқа кетті» романы анығында автобиографиялық шығармасы болғандықтан,...

Что забыли сектанты в Болгарской исламской академии?

В Болгарской исламской академии (БИА) идут вступительные экзамены. В этом году более 130 человек подали заявления в приемную комиссию высшего мусульманского образовательного учреждения России. С 6 по 14 августа в...

Белоруссия хочет делать бизнес в Сирии, но воевать за Сирию была не готова

Пару дней назад белорусский президент Александр Лукашенко, поздравляя сирийского коллегу Башара Асада с 25-летием установления дипломатических отношений между государствами, заявил о том, что Белоруссия готова...

Государства Центральной Азии

Государства Ближнего Востока